Развитие частного коллекционирования произведений искусства в России (конец XX – начало XXI века)

235
Мы начинаем публикацию серии обзоров и аналитических материалов о современном художественном рынке России. В первом материале автор рассматривает историю развития частного коллекционирования антикварных произведений искусства и российского рынка антиквариата в конце XX – начале XXI вв. В будущем будут рассмотрены механизм деятельности аукционных домов, специфика оценки произведений искусства, правовые нюансы и экономические показатели работы аукционов...

Пуликова И.В.,

Научный сотрудник Государственного института искусствознания, директор по развитию журнала “Русское искусство”

Мы начинаем публикацию серии обзоров и аналитических материалов о современном художественном рынке России. В первом материале автор рассматривает историю развития частного коллекционирования антикварных произведений искусства и российского рынка антиквариата в конце XX – начале XXI вв. В будущем будут рассмотрены механизм деятельности аукционных домов, специфика оценки произведений искусства, правовые нюансы и экономические показатели работы аукционов

Обсуждение истории развития частного коллекционирования произведений искусства в России (свидетелями которого мы являемся на протяжении последних двух десятилетий), основных закономерностей и тенденций в этой сфере, невозможно без краткого обзора “жизни” российских коллекционеров на протяжении ХХ в. Кроме того, было бы затруднительно объективно рассматривать проблемы современных коллекционеров, а также возможности, которыми они обладают, без описания ситуации на антикварном рынке страны, деятельность которого неразрывно связана с активностью собирателей.

До 1917 года: формирование главных  коллекций страны

Сто лет назад положение собирателей произведений искусства, живущих в Российской империи, принципиально ничем не отличалось от условий, в которых создавали свои коллекции их зарубежные собратья. Достаточно стабильное экономическое положение страны, финансовые возможности, художественный вкус и амбиции коллекционеров сделали возможными возникновение и появление в общественном поле уникальных собраний произведений искусства. Этому способствовали активно работавший отечественный художественный и антикварный рынок и то обстоятельство, что к началу ХХ в. русские коллекционеры стали значимыми фигурами на арт-рынке Европы. Вспомним только самые известные, хрестоматийные имена русских коллекционеров:

■ собрание Павла Михайловича Третьякова, которое легло в основу галереи, носящей теперь его имя;

■ Иван Владимирович Цветаев открыл музей, который в настоящее время известен как ГМИИ им. А.С. Пушкина;

■ Сергей Иванович Щукин и Иван Абрамович Морозов создали свои коллекции, скупая шедевры импрессионистов и модернистов;

■ Николай Петрович Лихачев и Илья Семенович Остроухов сформировали коллекции икон.

Коллекции постоянно пополнялись и “перерастали” помещения квартир и особняков. Их владельцы стремились сделать свои находки доступными для широкой аудитории: сотрудничали с музеями, способствали проведению научных изысканий и издательской деятельности, посвященной искусству. Аналогичную картину можно было наблюдать в экономически развитых странах Европы и в США, где общественный статус и престиж владельцев коллекций произведений искусства был очень высок.

 В конце XIX – начале XX вв. формируются самые крупные и известные российские коллекции.

Советские годы: скрытые коллекции

После революции 1917 г. положение владельцев коллекций в корне меняется: речь нередко идет о спасении от физического уничтожения и коллекций, и самих собирателей. После проведения национализации, планомерных конфискаций частных коллекций (которые пополняли фонды государственных музеев, а нередко становились жертвами обыкновенных грабежей) и собственности торговцев антиквариатом свободный рынок антиквариата постепенно ушел в подполье. Официально имели право работать только единичные государственные антикварные магазины, в т. ч. магазины объединения “Торгсин”. К концу 1930-х гг. внутренние ресурсы для пополнения частных коллекций были практически исчерпаны. Поступление произведений искусства из-за рубежа прекратилось, и начался обратный процесс: стали формироваться каналы контрабанды антиквариата, которые действовали все время существования СССР. Художественный рынок страны превратился в ограниченную замкнутую систему; основным заказчиком и покупателем произведений искусства стало государство, большинство активных частных участников антикварного и арт-рынка эмигрировали или лишились средств. Таким образом, практически исчезли факторы, обеспечивающие условия для развития частного коллекционирования: предложение товара, спрос на него и возможность свободной купли-продажи. Кажется, что собирать стало некому и нечего. Однако, несмотря ни на что, в Советском Союзе продолжали формироваться частные коллекции произведений искусства (нередко – музейного уровня).

Кто же мог себе позволить в те годы такое непростое “увлечение”? Можно очертить круг этих людей, упрощенно назвав их представителями советской творческой и научно-технической интеллигенции: артисты, художники, писатели, известные врачи, юристы, ученые. Они располагали средствами для пополнения коллекций, на них распространялось негласное “разрешение” (и власти и общества) иметь в собственности вещи, которые советский человек мог увидеть только в музее, – произведения живописи, графики, декоративно-прикладного искусства (фарфор, стекло), мебель, иконы, скульптуры. С коллекционированием икон было сложнее всего, поскольку предметы религиозного культа было невозможно найти в открытой продаже.

Назовем несколько имен владельцев значительных коллекций советского времени: писатель Алексей Толстой, певица Лидия Русланова, балерина Екатерина Гельцер, переводчик Валентина Голод, художник Павел Корин, артисты Мария Миронова и Александр Менакер, писатель Владимир Солоухин, художник Илья Глазунов. Владение произведениями искусства подчеркивало и статус отдельных представителей высшей советской государственной и партийной элиты (вспомним коллекцию министра внутренних дел СССР Н.А. Щелокова), но в целом не было характерно для этого слоя советского общества.

Практически все время существования СССР по совершенно объективным причинам в стране преобладало “закрытое” коллекционирование: само по себе обладание коллекцией произведений искусства в СССР не было незаконным, но коллекционерам следовало опасаться преследования за спекуляцию – перепродажу вещей по более высокой цене.

Поэтому процессы пополнения коллекций старательно скрывались и, чаще всего, выглядели как обмены. Владельцы коллекций произведений искусства не имели возможности официально сотрудничать с музеями, организовывать собственные выставки или издательские проекты. Чем меньше коллекция была публично известна, чем меньше привлекала внимание, тем безопаснее было положение коллекционера. Тем не менее, неформальное сотрудничество коллекционеров и музейных специалистов, экспертов, реставраторов не прекращалось, хотя было затруднено и окружено множеством условностей.

Неформальное сотрудничество коллекционеров и музейных специалистов, экспертов, реставраторов не прекращалось, хотя не афишировалось и было окружено множеством условностей.

“Оттепель”

С конца 1960-х гг. время от времени происходили события, которые, казалось бы, символизировали некоторое “потепление” в отношении к коллекционерам. Например, после выхода в 1969 г. книги Владимира Солоухина “Черные доски (записки начинающего коллекционера)”, собирание икон в несколько большей степени стало восприниматься как “допустимое”. Важным этапом в процессе “легализации” коллекционирования икон стала выставка “Древнерусская живопись. Новые открытия (из частных собраний)”, организованная в 1974 г. в Центральном музее древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева по инициативе реставратора, историка искусства и публициста Савелия Васильевича Ямщикова. Эта выставка стала первой в СССР (с 1913 г.), на которой были представлены частные собрания икон. В экспозицию вошли иконы, принадлежавшие Георгию Костаки, Павлу Корину, Владимиру Солоухину, Николаю Гиппиусу, Николаю и Сергею Воробьевым, Вячеславу Момоту, Николаю Задорожному и другим коллекционерам. Однако принципиально ситуация не менялась, и в отношении коллекционеров по-прежнему могла быть реализована угроза уголовного преследования.

С конца 1960-х гг. в СССР существовал клуб коллекционеров, созданный искусствоведом Владимиром Костиным. Впоследствии клуб работал при Советском фонде культуры под руководством художника и коллекционера Валерия Дудакова, а с 2010 г. руководителем московского клуба коллекционеров является галерист и коллекционер Ильдар Галеев.

По воспоминаниям современников, в советское время членство в клубе коллекционеров не давало никаких существенных привилегий и преимуществ (общаться между собой коллекционеры моги и без официальных объединений), кроме достаточно условного общественного статуса, в определенной мере “реабилитировавшего” их в глазах КГБ и МВД, рассматривавших коллекционеров как потенциальных спекулянтов и контрабандистов. Работа клуба коллекционеров при созданном в 1986 г. Советском фонде культуры (председателем которого был Д.С. Лихачев, а среди членов правления были Р.М. Горбачева и И.С. Зильберштейн) позволила упрочить позиции частных коллекционеров, тем более что именно в это время коллекционер, искусствовед и общественный деятель Зильберштейн прилагал все силы для создания музея личных коллекций. Музей (отдел личных коллекций ГМИИ им. А.С. Пушкина) был открыт в 1994 г. и сейчас хранит в своих фондах около тридцати переданных в дар собраний (около семи тысяч произведений русского и западноевропейского искусства XV–XX вв.), среди которых собрание Святослава Рихтера, Ильи Зильберштейна, Татьяны Мавриной, Михаила Чуванова, Федора и Екатерины Лемкуль. Отделу личных коллекций удалось осуществить мечту многих коллекционеров, передающих свои собрания музеям – сохранить целостность подаренных коллекций, которые экспонируются в той же “комплектации”, в которой поступили в музей, а иногда и в интерьерах, близких к “родным”. Музей, в названии которого звучат слова “личные коллекции”, стал не только местом хранения собраний, но и местом проведения периодических выставок многочисленных частных коллекций, местом организации дискуссий и презентации новых изданий.

После 1990 года: от «художников круга “Родной речи”» − к мировому искусству

Процессы, проходившие в общественной, политической и экономической жизни страны в начале 1990-х гг., принципиально изменили положение коллекционеров: появилась возможность свободно покупать и продавать произведения искусства. Появился и товар – множество антикварных магазинов в течение одного-двух лет оказались заполненными произведениями искусства. 

Развитию антикварного рынка способствовала классическая ситуация смены эпох: не только значительное количество рядовых граждан, имевших достаточно высокий уровень жизни в СССР, но и многие представители советской элиты утратили привычные и стабильные источники дохода и были вынуждены продавать произведения искусства, которые им принадлежали.

Одновременно значительно возросло число покупателей – людей, не имевших ранее возможности совершать покупки на художественном рынке, но адаптировавшихся к новым экономическим условиям и теперь располагавших финансовыми средствами. Следует отметить, что в 1990-е гг. не нужно было быть миллионером, чтобы приобретать достойные произведения: рынок русского искусства еще не был “перегрет”. Поэтому многие “старые” коллекционеры, опираясь на свой многолетний опыт и умение “видеть” вещи, могли пополнять свои коллекции (даже располагая ограниченными возможностями), опережая “новых” коллекционеров,

В 1990-е гг. не нужно было быть миллионером, чтобы приобретать достойные произведения: рынок русского искусства еще не был “перегрет”.

Покупки “новых коллекционеров” в значительной степени отражали своеобразную иерархию художественных ценностей, сложившуюся в позднесоветском обществе.

Создавалась ли коллекция или совершались разовые покупки для подарков, вне конкуренции было классическое русское искусство – тот сегмент рынка, который в среде профессионалов антикварного рынка получил название «художники круга “Родной речи”». Этот шутливый термин предельно точно отражает предпочтения большинства новых коллекционеров – они приобретали произведения художников XIX – начала ХХ в., работы которых миллионы людей видели в Третьяковской галерее и Русском музее, на репродукциях в школьных учебниках, на вкладках в журналах “Огонек” и “Работница”: Шишкина, Айвазовского, Саврасова, Поленова, Маковского и др. Можно сказать, что периода коллекционирования “Родной речи” не миновал практически никто из собирателей, даже те, кто впоследствии сменил тему коллекционирования. Кроме этого, одним из популярных среди покупателей “направлений” были работы художников объединения “Мир искусства”, хорошо известные в среде советской интеллигенции. Работы знаменитых русских ювелиров (Фаберже, Болин), русское серебро (Хлебников, братья Грачевы, Сазиков) и произведения Императорского фарфорового завода быстро находили своих новых хозяев. Стабильный интерес вызывали работы мастеров русского авангарда (Натальи Гончаровой, Михаила Ларионова, Александры Экстер) и советский агитационный фарфор, хотя коллекционирование в этих сегментах было достаточно сложным из-за опасности столкнуться с подделками. Не очень “раскрученными” в среде “новых” коллекционеров, а поэтому более доступными по цене были работы художников объединений “Голубая роза” и “Бубновый валет”. Ценители получили редкую возможность сформировать полноценные интерьеры из мебели и декоративно-прикладного искусства эпохи русского классицизма и ампира, русского модерна.

Фактически в последнее десятилетие ХХ в. произошло перераспределение произведений искусства, находившихся в собственности частных лиц: многие старые коллекции, сформированные в советское время, были проданы собирателями или наследниками целиком или были распылены между несколькими новыми владельцами. Новые коллекционеры, прошедшие через период первых, нередко случайных, покупок и со временем сумевшие четко сформулировать свои приоритеты в собирательстве, заняли лидирующие позиции на рынке. Они совершали единичные покупки или следили за судьбами целых коллекций, стремясь купить лучшее. Так в течение трех лет собиратели икон внимательно следили за развитием событий вокруг прекрасной коллекции скончавшегося в 2009 г. коллекционера Михаила Елизаветина, которая стала предметом судебной тяжбы между наследниками покойного. Вкусы и темы коллекционирования менялись. Например, владелец московского “Дома иконы” Игорь Возяков начал с коллекционирования классического русского искусства XIX в., потом заинтересовался старыми европейскими мастерами, но пришел к выводу, что наиболее близко ему то, что во многом является определяющим вкладом России в мировую культуру – русская иконопись. Коллекционер Валерий Бабкин тоже не сразу пришел к идее собирания голландской и фламандской живописи XVII в., коллекцию которой можно было видеть на выставках в рамках некоммерческой программы Российского антикварного салона и в 2012 г. в музее Рижская биржа. Виктор Бондаренко, создавший прекрасное собрание иконописи, выставлявшееся в ГМИИ им А.С. Пушкина и в Государственной Третьяковской галерее, сейчас увлечен актуальным искусством.

В последнее десятилетие ХХ в. произошло перераспределение произведений искусства, находившихся в собственности частных лиц.

Знаковым событием для антикварного рынка и российских коллекционеров стало проведение в 1996 г. в Москве в Центральном доме художника первого Антикварного салона (проводится два раза в год), который до сих пор остается одним из самых точных индикаторов предпочтений коллекционеров и ситуации на российском антикварном рынке. Следует отметить практически полное отсутствие в 1990-е гг. интереса среди российских коллекционеров к сегменту работ, связанных с темой “социалистического реализма” (соцреализма), со всем, что было связано с официальными символами советской эпохи. Основными покупателями соцреализма в то время были иностранцы, жившие и работавшие в России, и крупные западные арт-дилеры, сумевшие правильно оценить рыночные перспективы этого направления в искусстве. Однако работы самых известных мастеров соцреализма, писавших прекрасные натюрморты и пейзажи, лишенные официоза жанровые сцены (Дмитрия Налбандяна, Исаака Бродского, Аркадия Пластова, Сергея Герасимова, Бориса Иогансона) высоко ценились и не потеряли своей востребованности у коллекционеров. В это же время, следуя за появившимся спросом и ростом цен, отзываясь на активность и платежеспособность новых коллекционеров, на российский рынок из-за рубежа стали поступать произведения русского искусства, вывезенные за годы советской власти.

Одновременно с появлением новых коллекционеров и многочисленных новых собраний, шло формирование инфраструктуры сопутствующих услуг, необходимых для развития и существования коллекций, привлекались для сотрудничества соответствующие специалисты.

Новым коллекциям требовался постоянный контроль живописи, графики, икон, фарфора, мебели, тканей, бронзы со стороны реставраторов – и реставраторы появились, но несмотря на значительное количество мастеров, предлагающих свои услуги, коллекционеры отмечали и отмечают дефицит высококлассных специалистов в этой сфере. 

Коллекции разрастались, и многим собирателям (нередко людям занятым) потребовалась помощь кураторов и консультантов для поиска предметов, изучения новых поступлений.

Появились и специалисты в области транспортировки произведений искусства, особенно с того времени, как возросло количество покупок, совершаемых русскими клиентами на западных аукционах. Владельцы серьезных собраний стали прибегать к помощи международных компаний, занимающихся перевозкой экспонатов для государственных музеев (например, Crown LLC).

На рынке стали появляться предложения по профессиональному хранению произведений искусства (с поддержанием определенных влажностно-температурных характеристик). Это предложение интересно владельцам коллекций, которые по каким-то причинам  не хранят вещи в своем доме, офисе или галерее. 

Одной из самых важных проблем, связанных с созданием коллекций, стала проблема экспертизы.

Но, безусловно, одной из самых важных проблем, связанных с созданием коллекций, стала проблема экспертизы. В российском коллекционерском сообществе, как и во всем мире, весомое значение имеет мнение коллекционеров, десятилетиями занимающихся собиранием работ мастеров определенного направления. Не имея официальных ученых степеней или сертификатов, эти люди являются авторитетными специалистами, способными атрибутировать работу хорошо известного им мастера. Однако круг лиц и организаций, которым необходимо получить заключение эксперта, достаточно широк и не ограничивается знакомыми и коллегами вышеупомянутых коллекционеров – экспертов в своей теме.

Сейчас, когда произведения искусства все чаще рассматриваются как альтернативный вид активов, который можно использовать для вложения средств, как объект инвестиций, подтверждение подлинности вещи имеет не только искусствоведческое, а вполне экономическое и финансовое значение.

Заключение экспертов может быть востребовано страховыми компаниями при страховании произведений искусства (при транспортировке, проведении выставки и т. д.). В случаях, когда произведение искусства может стать обеспечением кредита, в заключениях эксперта могут быть заинтересованы банки. Наконец, при обыкновенной купле-продаже подавляющее большинство покупателей (которые совсем не обязаны быть экспертами) хочет получить на руки документ, выданный серьезной уважаемой структурой, который подтверждал бы подлинность купленной вещи. В течение многих лет Государственная Третьяковская галерея и Всероссийский художественный научно-реставрационный центр имени академика И.Э. Грабаря были ведущими организациями, имеющими право выдавать экспертные заключения, подтверждающие или опровергающие подлинность произведений искусства. В 2008 г., после того, как вскрылись продажи подделок работ русских художников конца XIX в., которые, тем не менее, были подтверждены экспертизой музейных специалистов, Третьяковская галерея приостановила проведение экспертизы. Но поскольку для стабильного функционирования антикварного рынка экспертные заключения необходимы, в настоящее время многие музейные специалисты-искусствоведы сотрудничают с такими организациями как, например, Artconsulting и Научно-исследовательская независимая экспертиза им. П.М. Третьякова. Заключения в этом случае выдаются от имени этих структур, но, как и раньше, подписываются экспертами. Личность и репутация эксперта, выдавшего заключение, имеет особое значение, она может повышать или, наоборот, понижать доверие к выданному документу. По европейскому пути решила пойти Международная конфедерация антикваров и арт-дилеров России и СНГ (МКААД), придерживаясь мнения, что кроме музейных специалистов именно антиквары, постоянно торгующие работами определенных авторов и отвечающие за подлинность вещей собственными деньгами и деловой репутацией, лучше всего разбираются в предмете и могут быть квалифицированными экспертами. МКААД формирует список аккредитованных экспертов из числа профессиональных антикваров, долгие годы работающих на рынке.

Личность и репутация эксперта, выдавшего заключение, имеет особое значение, она может повышать или, наоборот, понижать доверие к выданному документу.

Структура антикварного рынка

Итак, какими путями “технически” формируются коллекции в настоящее время? Современный российский антикварный рынок достаточно четко структурирован и мало отличается от зарубежного. Традиционные антикварные магазины предлагают покупателям широкий ассортимент товаров, не ограниченный какой-то тематикой или концепцией. Если коллекционер ищет произведения, созданные в определенное время и определенными авторами, то круг поиска сужается – нужно идти в антикварные галереи, которые специализируются на интересующей тематике: советский агитационный фарфор и искусство русского модерна разделяет небольшой временной интервал, но их редко встретишь “на одном прилавке”. Возродился в России и распространенный во всем мире институт арт-дилеров – посредников, хорошо знающих, с одной стороны, сферу интересов коллекционеров, а с другой стороны – четко ориентирующихся в предложении продавцов (галерей, магазинов, частных владельцев вещей) и понимающих, что где можно найти и кому продать. Следует отметить, что современные коллекционеры произведений искусства все реже сами ездят “по адресам” в свободном поиске интересных вещей – теперь это дело галеристов, дилеров, закупщиков магазинов. Ситуация, характерная для начала 1990-х гг., когда на объявление в газете “Из рук в руки” откликались сами коллекционеры, практически ушла в прошлое. Некоторые коллекционеры отмечают, что им психологически легче торговаться с профессиональными продавцами или дилерами, чем вести переговоры о покупках произведений искусства в частных квартирах, невольно погружаясь в чьи-то сложные житейские ситуации. Однако когда речь идет о возможности приобрести действительно редкую вещь, договориться о покупке уникальной коллекции или установить крепкие рабочие отношения с наследниками, которые продают работы классиков искусства, находящиеся в семье, – в этих случаях коллекционеры не станут “прятаться” за спины кураторов и дилеров, а постараются действовать напрямую. 

Традиционно местами совершения покупок для коллекционеров становятся ярмарки антиквариата, такие как The European Fine Art Fair (TEFAF, Маастрихт), Biennale des Antiquaires (Париж), Российский Антикварный салон (Москва), объединяющие на своих площадях стенды антикварных салонов и галерей различной направленности и привлекающие аудиторию не только возможностью совершения покупок, но также сопутствующими образовательными, дискуссионными и светскими мероприятиями. 

С конца ХХ в. русские коллекционеры стали активными участниками как зарубежных, так и вновь созданных российских аукционов произведений искусства. Британские аукционные дома Sotheby’s, Christies, Bonhams, MacDougall’s два раза в год (в мае−июне и ноябре−декабре) проводят специализированные “русские торги”. С русским искусством работают также скандинавские Stockholms Auktionsverk, Uppsala Auktionskammare, французские Drouot, Tajan, Cazo, немецкие Van Ham Fine Art Auctions, Dr. Jurgen Fischer, Hermann Historica, австрийский Dorotheum и т. д. Однако следует отметить, что русские коллекционеры не ограничивают себя покупками только классического русского искусства, в сфере их интересов в настоящее время работы старых мастеров, импрессионистов, модернистов, актуальное искусство.

В самой России аукционы произведений искусства возобновили работу в конце 1990-х гг. и к сегодняшнему дню представляют весь спектр интересов коллекционеров. Среди наиболее активно работающих аукционных домов следует упомянуть “Гелос”, “Магнум-Арс”, Галерею Леонида Шишкина, “Кабинетъ”, “Альбион”, аукционный дом “Русская эмаль”, “Совком”, Российский аукционный дом и т. д. Участники рынка отмечают, что нередко в ходе аукционных торгов покупатели, не желая уступать, платят большую цену за вещь, которая могла бы достаться им дешевле, если бы приобретение совершалось в галерее. Безусловно, когда речь идет о самом феномене собирательства, не стоит упускать из виду дух соперничества, азарт борьбы и особенности темперамента коллекционеров. Кроме того, приобретение дорогостоящего произведения искусства на открытых торгах известного западного аукционного дома повышает статус коллекционера в его кругу (даже если покупка широко не афишируется) и в какой-то степени дополнительно “легитимизирует” вещь, как бы подтверждая ее подлинность и качество не только заключением экспертов и провенансом, но и авторитетом организации-продавца. 

Современное состояние рынка антиквариата

К началу второго десятилетия XXI в. одной из проблем, с которыми столкнулись российские коллекционеры, стала нехватка произведений искусства на внутрироссийском рынке. За двадцать лет существования свободного рынка антиквариата в России значительная часть произведений искусства высокого уровня, появившихся в продаже, была раскуплена, осела в новых коллекциях. “Вымывание” рынка антиквариата в нашей стране проявляется прежде все в том, что коллекционерам все сложнее находить “первые имена”, работы наиболее известных авторов, но одновременно эта ситуация способствует росту интереса к авторам “второго ряда”, мастерам достойным, но долгое время находившимся в тени славы более крупных фигур. В результате российское искусствознание обогащается материалами новых исследований, посвященных этим авторам (инициированных и проводимых коллекционерами); появляются новые издания, проводятся выставки.

Рынок русского искусства “вымывается”, но существующее российское законодательство не способствует его пополнению из-за рубежа.

Если владелец произведения искусства лично ввозит его на территорию Российской Федерации для личного пользования, декларирует его, а эксперт признает произведение культурной ценностью, то налог на добавленную стоимость (НДС) и пошлины при ввозе не взимаются. Но ввоз произведений искусства для коммерческих целей является импортом товара, при котором взимаются НДС по ставке 18%, таможенная пошлина на товар (в соответствии с кодом в ТН ВЭД) и таможенный сбор в зависимости от стоимости груза. Указанные платежи влекут за собой повышение цены реализации товара, в связи с чем зарубежные антиквары не торопятся открывать в России свои представительства и везти сюда вещи на продажу.

Ввоз произведений искусства для коммерческих целей облагается НДС по ставке 18%, по нему взимаются таможенная пошлина на товар и таможенный сбор.

Безусловно, владелец произведения искусства (физическое лицо), который ввез в страну для личного пользования предмет антиквариата, признанный культурной ценностью, имеет право впоследствии продать его, уплатив налог на доходы физических лиц в размере 13%. Но такая ситуация не гарантирует постоянного притока антиквариата на российский рынок, который остро нуждается в пополнении.

Часть коллекционеров, самостоятельно пополняющих свои коллекции за рубежом, ввозит произведения искусства в Россию, но немалое число наших соотечественников, совершая покупки на зарубежных аукционах или в галереях за границей, не торопится привозить свои приобретения на родину. Более того, нередко самая ценная (и с художественной, и с финансовой точки зрения) часть коллекций хранится за границей. Эта ситуация является индикатором еще одной проблемы, с которой сталкиваются не только коллекционеры, но и все современное российское общество – проблемы незащищенности частной собственности. Поскольку многие коллекционеры занимаются предпринимательской деятельностью, они, понимая непростые условия, в которых существует российский бизнес, стремятся обезопасить свои коллекции, которые могут быть конфискованы или на которые может быть наложен арест на время проведения административных или уголовных разбирательств. При этом неизвестно, в каких условиях будут храниться “арестованные” произведения искусства, какова гарантия их сохранности и возврата владельцу (даже в случае закрытия дела и снятия обвинений, претензий). В этой связи можно вспомнить историю коллекции В.И. Некрасова, владельца сети магазинов “Арбат-Престиж”: часть работ экспонировалась на стенах магазинов. После возбуждения уголовного дела против В.И. Некрасова в 2008 г., коллекция исчезла из общественного поля зрения. 

Коллекционеры опасаются незащищенности частной собственности.

Читайте в ближайших номерах журнала «Справочник руководителя учреждения культуры»
    Читать >>


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Мероприятия

      Мероприятия

      Проверь свои знания и приобрети новые

      Посмотреть

      Самое выгодное предложение

      Самое выгодное предложение

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией

      А еще...






      © Актион-МЦФЭР, 2006–2017. Все права защищены.

      Информация на данном сайте предназначена только для работников учреждений культуры.
      Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-64203 от 31.12.2015, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.

      Политика обработки персональных данных

      
      • Мы в соцсетях
      Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
      Сайт предназначен для работников учреждений Культуры!

      Чтобы скачать файл на портале CULTMANAGER.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
      Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

      — 900 статей
      — 1500 ответов на вопросы
      — видеосеминары
      — множество форм и образцов документов
      — бесплатная правовая база
      — полезные калькуляторы
      — лучшие проекты в области культуры

      Вы также получите подарок — pdf- журнал «Справочник руководителя учреждения культуры»

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      Сайт предназначен для работников учреждений культуры!

      Чтобы продолжить чтение статей на портале CULTMANAGER.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
      Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

      — 900 статей
      — 1500 ответов на вопросы
      — видеосеминары
      — множество форм и образцов документов
      — бесплатная правовая база
      — полезные калькуляторы
      — лучшие проекты в области культуры

      Вы также получите подарок — pdf- журнал «Справочник руководителя учреждения культуры»

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×
      Сайт предназначен для работников учреждений Культуры!

      Чтобы продолжить чтение статей на портале CULTMANAGER.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
      Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

      — 900 статей
      — 1500 ответов на вопросы
      — видеосеминары
      — множество форм и образцов документов
      — бесплатная правовая база
      — полезные калькуляторы
      — лучшие проекты в области культуры

      Вы также получите подарок — pdf- журнал «Справочник руководителя учреждения культуры»

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×