Проблемы формирования региональной культурной идентичности в депрессивном социально-экономическом контексте (случай Рязанской области)

63
На формирование политико-культурной идентичности региона влияют и позиция власти, и активность учреждений культуры, но ни в коем случае нельзя игнорировать его экономическую специализацию. Успешность проектов в сфере культуры во многом зависит от того, укладываются ли они в канву принятой в регионе политики или нет. Проследим это на примере Рязанской области...

В.С. Авдонин,

проф. Рязанского государственного университета, д-р полит. наук, член Совета регионального отделения Ассамблеи народов России 

Проблемы формирования региональной культурной идентичности в депрессивном социально-экономическом контексте (случай Рязанской области)

На формирование политико-культурной идентичности региона влияют и позиция власти, и активность учреждений культуры, но ни в коем случае нельзя игнорировать его экономическую специализацию. Успешность проектов в сфере культуры во многом зависит от того, укладываются ли они в канву принятой в регионе политики или нет. Проследим это на примере Рязанской области. 

Рассмотрим социально-экономические факторы, влияющие на формирование политико-культурной идентичности в регионе. При этом особое значение придается экономической специализации региона, его особенностям, динамике, а также экономической эффективности. Применительно к Рязанской области речь идет, прежде всего, об аграрной или сельскохозяйственной специализации региона. По существу, эта специализация − традиционная. Она сложилась в регионе еще в XIX в., на заре русского капитализма, сохранялась на протяжении всего XX в., а в современных условиях активизируется и обретает своего рода “второе дыхание”.

От промышленности – к земле

Создававшаяся в советский период промышленная специализация региона в условиях рыночных реформ утратила свое былое значение. По существу, в индустриальном сегменте экономики региона сохранили значение лишь предприятия топливно-энергетического комплекса (ТЭК), тесно интегрированные со структурами централизованных холдингов и федеральных естественных монополий. В рамках ТЭКа наибольшее значение для экономики области играет производство электроэнергии на Рязанской ГРЭС (входит в структуру ОГК-6, контролируемую “Газпромом”) и ряде других крупных ТЭЦ, а также производство нефтепродуктов на Рязанском НПЗ, являющимся одним из важных активов компании ТНК-ВР в ЦФО.

На этом фоне все заметнее стала выражаться аграрная специализация и аграрная идентификация региона. При этом указанный процесс связан не с ростом экономической эффективности аграрного сектора, который во многом остается отсталым и депрессивным, а, прежде всего, с влиянием и активными действиями в региональной политике местной аграрной элиты (см. таблицу).

Экономические показатели сельскохозяйственной отрасли в Рязанской области

Показатели / годы

1990 г.

1996 г.

2004 г.

2007 г.

Посевные площади, %

100

-

53,4

-

Производство мяса, тыс. тонн

203

95,6

82

77

Производство молока, тыс. тонн

1054

500

424

386

Сложившаяся еще в советский период на базе так называемого “местничества” группа аграрной номенклатуры сумела сохранить и укрепить свое положение в региональной политике. В отличие от промышленного директората, политический вес которого в ходе реформ и фактической деиндустриализации региона был существенно подорван, аграрная номенклатура, опираясь на внутреннюю консолидацию и административную мобилизацию сельских избирателей, упрочила свое положение в региональных органах власти.

В постсоветское время политический вес промышленного директората был подорван. Аграрная номенклатура оказалась более успешной.

Например, с 1996 по 2004 г. губернатором области был Вячеслав Любимов, близкий к аграрной группе. Его заместителем являлся один из главных “аграриев” региона Сергей Сальников. Большую группу депутатов областной Думы также состояли представители аграрной номенклатуры. Многие из них (Георгий Свид, Владимир Сидоров и др.) сохраняют свои позиции и сегодня. Сидоров до 2010 г. был председателем областной Думы. Два созыва представителем области в Госдуме был лидер местного отделения Аграрной партии Сергей Еньков. Из представителей промышленности в органах власти присутствовали в основном фигуры, близкие к ТЭКу (директор “Рязаньрегионгаза” Владимир Марков, директор Рязанской ГРЭС Владимир Морозов, директор Ново-Рязанской ТЭЦ Анатолий Шестаков), но сейчас они там уже не работают. Представителей отраслей машиностроения и приборостроения, располагающих в регионе достаточно крупными предприятиями, в 2000-е гг. в региональных органах власти было заметно меньше. До 2010 г. депутатом Облдумы был бывший директор крупного Приборного завода, но в новом составе его уже нет.

В целом “промышленное” представительство в областной власти заметно сократилось. Это позволило аграрной номенклатуре вести упорную борьбу за экономические ресурсы для аграрного сектора, политические и административные привилегии и добиваться роста своего влияния.

В постсоветское время предпринимались попытки изменить или хотя бы модифицировать аграрную специализацию и идентификацию региона. В основном они опирались на сохранявшийся в области с советского времени развитый комплекс военно-силовой инфраструктуры. В качестве примеров можно назвать:

1) Проект перепрофилирования военного аэродрома под Рязанью в гражданских целях и создание на этой базе крупного подмосковного гражданского авиационного узла. Этот проект разрабатывался в начале 1990-х гг., но так и не был реализован.

2) Проект “Нооград” − проект превращения Рязани на базе реконструкции предприятий электроники и ВПК в современный технополис, ориентированный на производство электронно-вычислительной техники. Этот проект также был преложен в начале 1990-х гг., но и его реализация не состоялась.

Из-за высокой концентрации военных объектов (военные училища, учебные центры, полигоны, военные части и городки и т. д.) роль военных и бывших военных во всех сферах жизни региона оказалась повышенной. Значительная часть местных чиновников, бизнесменов, партийных функционеров являются выходцами из военных кругов, а командующий ВДВ генерал-полковник Георгий Шпак после ухода в запас с 2004 по 2008 гг. был губернатором Рязанской области.

Избрание Шпака губернатором области укрепило военно-силовой бренд области и создало угрозы для аграрной специализации региона. Новый губернатор попытался конвертировать “силовой” имидж региона и свой персональный статус в амбициозные проекты в сфере бизнеса, что соответствовало общему тренду 2000-х гг. по усилению контроля “силовиков” над выгодными секторами экономики.

Шпак патронировал приход в область торговых сетей и логистических кампаний, поддерживал проекты в сфере коттеджного строительства и развития туристической и рекреационной инфраструктуры. В этот период в области были построены многочисленные объекты отечественных и международных торговых сетей (“Пятерочка”, “Лента”, “Дикси”, “Глобус”, “Техносила” и др.) В рекреационно-туристической сфере самым знаменитым был проект строительства под Рязанью при участии иностранных инвесторов “Сноу-центра” – искусственной крытой горнолыжной трассы, способной круглогодично принимать сотни туристов из Москвы и других регионов. Губернатор даже демонстрировал макет этого центра Президенту РФ В.В. Путину на инвестиционном форуме в Краснодарском крае (Путин, правда, отнесся к этому проекту скептически), а на месте сооружения объекта был установлен закладной камень.

В экономике, таким образом, намечались тенденции перехода к торгово-транспортной и рекреационной специализации региона. Но активность губернатора на этом направлении вызвала конфликт с местными аграриями, и этот конфликт с течением времени только усугублялся. Губернатор столкнулся с проблемами и противодействием и вынужден был отступить и пойти на компромисс с аграрной группой, а амбициозные проекты и планы по смене специализации региона были постепенно свернуты. Так и не был реализован, в частности, упомянутый выше проект горнолыжного “Сноу-центра”, столкнувшийся с противодействием в областной Думе, замедлилось строительство коттеджных поселков и реконструкция объектов туристической инфраструкутры.

Лидеры аграрного сектора не подержали тенденции перехода к торгово-транспортной и рекреационной специализации региона, и активность власти в этом направлении была свернута.

Примерно то же самое, хотя и в менее острой форме, происходит и с нынешним губернатором Олегом Ковалевым, назначенным на этот пост по новой процедуре в 2008 г. Он тоже попытался заявить о новых приоритетах, но быстро обнаружил их пробуксовку и тоже пошел на компромисс с аграриями, оставив аграрной комплекс области под контролем традиционной аграрной элиты.

Аграрная специализация региона благополучно пережила все спады и повороты в экономике и политике постсоветского периода.

Все это время аграрная сфера была сильно политизирована благодаря постоянному присутствию в региональной политике влиятельной группы аграрной номенклатуры.

Культурная идентичность

Региональная идентичность опирается на огромный культурно-исторический пласт богатейшей истории региона, которая сама по себе является региональным брендом. Самостоятельное Рязанское княжество было известно с XII в., а город Рязань имеет более чем 900-летнюю историю, из которой 400 лет он был столицей фактически автономного средневекового государства. Лишь в начале XVI в. Рязанское княжество вошло в состав Московского государства, в 1778 г. эта территория получила статус губернии, в 1937 г. – области, а после принятия Конституции 1993 г. – статус субъекта Федерации.

Возрождение историко-культурной идентичности региона в постсоветский период было связано, прежде всего, с городом Рязанью и его историей. В 1995 г. было масштабно отпраздновано 900-летие города, которое имело отчетливо выраженный “историко-княжеский” характер (возрождение “княжеской” геральдики, возведение памятной часовни и т. д.), что символизировало приоритет города на “владение” богатой региональной историей и определяющую роль данной культурно-исторической компоненты в возрождении региональной идентичности.

В Рязани была возрождена историческая “княжеская” геральдика (изображение князя на гербе города), в Рязанском кремле была возведена памятная часовня со скульптурными символами основных событий региональной истории, разработан стилизованный знак города с княжеским гербом и куполами Рязанского кремля, ставший символом юбилейных торжеств.

“Княжеско-городская” компонента была резко противопоставлена советскому культурно-идеологическому наследию.

Например, в Рязани в преддверии юбилея прошли масштабные топонимические преобразования, выразившиеся в переименовании десятков советских названий улиц и площадей, а символический знак юбилея города был установлен на месте демонтированного по указанию городских властей памятника Ленину.

Но вскоре после юбилея стало ясно, что “историко-княжеская” интерпретация региональной идентичности сталкивается с серьезной конкуренцией со стороны традиционной аграрной культуры. Осенью 1995 г. в селе Константиново прошел не менее масштабный праздник есенинской поэзии, посвященный 100-летию со дня рождения поэта. Образ Есенина, воспевшего “рязанские раздолья”, поэзию сельской жизни и малой родины, как нельзя лучше подходил для конструирования “аграрной” Рязани. У праздника практически отсутствовало историческое содержание, но посетителям было предложено много образов, эмоций, фольклорной “народности”. В дальнейшем есенинские фестивали становились все масштабнее, превращаясь в региональный бренд, их активно поддерживали областные власти, функционеры аграрной группы, некоторые федеральные политики.

“Историко-княжеская” трактовка региональной идентичности испытывала заметную конкуренцию со стороны аграрной, “народной” идентичности.

Примечательное столкновение двух конкурирующих версий региональной идентичности произошло, например, при принятии официальной символики области (флага и герба) в 1997 г. Предложенные геральдической комиссией флаг и герб области, разработанные на основе исторического “княжеского” герба Рязани (князь-воин на гербе и красно-бело-золотые цвета для флага) были отвергнуты представителями КПРФ и аграриев в областной Думе. Вместо них были предложены красно-зеленые цвета для флага и колосья для герба, символизирующие “аграрно-патриотический” облик региона. Вопрос упорно дебатировался, но в итоге с трудом был все же утвержден первый, “княжеский” вариант. Дополнительные дебаты вызвали и обрамляющие герб княжеские мантия и корона, напоминающие царскую атрибутику, в которых критики усматривали символику “антинародного царского режима” . 

Тем не менее, несмотря на утверждение “княжеского” герба и флага, дальнейшее развитие “княжеской” идентичности региона сталкивалось с трудностями. Постепенно были блокированы многие “исторические” топонимические инициативы. На прежнее место был возвращен памятник Ленину на центральной площади города, были пересмотрены планы возведения на этом месте исторической часовни, “заморожены” и многие другие проекты по возрождению исторической “дворянско-княжеской” идентичности региона (возведение памятников, реставрационные и издательские проекты). Формальной причиной “заморозки” проектов была нехватка средств. В то же время народные и фольклорно-сельские культурные проекты, центром которых был есенинский фестиваль, активно развивались.

Несмотря на утверждение “княжеского” герба и флага, развитие “княжеской” идентичности региона сталкивалось с трудностями.

Ситуация изменилась в 2004 г. с приходом к руководству областью отставного генерала Георгия Шпака. Губернатор возродил “губернаторские балы” в историческом здании Дворянского собрания, учредил Областной музыкальный театр, куда планировал приглашать оперных знаменитостей. Весьма заметной была также поддержанная губернатором кампания по установке памятников. Были открыты памятники Св. Георгию Победоносцу, эпическому герою борьбы с татаро-монголами Евпатию Кловрату, князю Олегу Рязанскому работы Церетели и др. При Шпаке была учреждена и символика губернаторской власти – знак и цепь из драгоценных металлов, заметно возросла церемониальность в отправлении власти, в здании правительства и резиденции губернатора появились элементы дворцовой обстановки, была расширена практика вручения различного рода региональных губернаторских регалий и т. д.

Впрочем, многие из инициированных губернатором проектов столкнулись с проблемами. Например, при обсуждении в областной Думе расходов на программу юбилейных торжеств к 70-летию Рязанской области в 2007 г. у депутатов возникли серьезные нарекания в связи с чрезмерным вниманием к Рязани и слабым привлечением к торжествам районов области. Прежде всего, критиковались наиболее затратные статьи по благоустройству города. Так, например, на ремонт дорог планировалось выделить 158 млн руб., на ремонт фасадов – 40 млн руб., на реконструкцию освещения – 17,5 млн руб. и др.

Досталось и “культурным” статьям программы (памятники, концерты, празднества, реконструкция культурных и исторических объектов, издание книг и альбомов и др.).

Программа была реализована и стоила областному бюджету 332 млн руб. и 72,6 млн руб. – городскому бюджету Рязани. Результаты программы тоже подверглись критике: по итогам проверки со стороны областной Счетной палаты были обнаружены многочисленные нарушения при расходовании бюджетных средств на различные культурные проекты и мероприятия.

Так, к марту 2008 г. “историко-княжеская” версия региональной идентичности вновь стала испытывать имиджевые трудности и утрачивать популярность.

Новый губернатор не стал поддерживать ни амбициозные планы по возрождению исторических традиций региональной власти, ни усилия “аграриев” по культивированию почвеннических традиций “родной земли”. Судя по всему, как для “внешнего управленца” в регионе, все это ему было глубоко чуждо. Тем более, что его приход к руководству областью практически совпал с началом экономического кризиса, повлекшего спад производства и обострение финансовых проблем.

В 2009 г., по отношению к предыдущему году, индекс промышленного производства в области составил лишь 73,7%, а падение доходов составило 21,5%. В период кризиса отмечался также заметный рост долговых обязательств области. По ряду оценок, в 2010 г. они составляли более 12 млрд. руб., что более чем в два раза превысило докризисный уровень.

В этих условиях культурная программа оказалась на втором плане. Процесс затормозился по факту экономической депрессии и утраты внимания властей, озабоченных поиском дополнительных антикризисных средств и субсидий из центра.

Что актуально сейчас

К настоящему времени ситуация с историко-культурными особенностями региональной идентичности приобрела неопределенный характер. С одной стороны, развитие “историко-властной” культурной компоненты затормозилось и утратило динамизм, с другой, − “аграрная” компонента не смогла достичь прежней популярности. Тем не менее, подпитываясь ростом аграрной специализации региона и “аграризацией” политической сферы, эта культурная компонента региональной идентичности получает в нынешних условиях все же несколько лучшие шансы для постепенной активизации.

Кризисные явления в экономике области в 2009–2010 гг. в значительно большей мере затронули промышленное производство, где, как было отмечено выше, наблюдался более чем 20% спад. Сельскохозяйственное производство было затронуто кризисом меньше. Там даже в этот период наблюдался определенный рост. В 2009 г. он составил в целом более 2%, а по производству мяса – 5,7%. Производство молока, правда, снизилось на 2%.

Даже в кризисный 2009 г. наблюдался рост показателей в сельскохозяйственном производстве.

На фоне общего ослабления обеих названных выше компонент в регионе набирает силу религиозной фактор культурной идентификации, хотя его проявление отличается рядом особенностей. Временем особого роста значимости религиозного фактора стали 2000-е гг. До этого его влияние в регионе было не столь ощутимо, т. к. правящая в области с середины 1990-х до середины 2000-х гг. коалиция коммунистов и аграриев относилась к религиозному ренессансу достаточно настороженно. Шаги по расширению церковной активности в регионе были относительно локальны. 

Политическое ослабление КПРФ и уход ее представителей с властных позиций в регионе в 2004–2005 гг. существенно изменили ситуацию вокруг церковной активности.

Барьеры были сняты, культурная и социально-политическая экспансия церкви заметно возросла. Она быстро охватывала сферы СМИ, образования, культуры, общественной и даже политической активности. Наиболее заметным было появление представителей церкви в электронных СМИ. С середины 2000-х гг. практически все местные телеканалы ввели сначала еженедельные, а затем и ежедневные религиозные телепередачи. Объем телевещания резко возрос. Передачи стали более продолжительными, транслируются утром и вечером в прайм-тайм, повторяются в записи. Их обслуживают несколько студий со штатом телеведущих, корреспондентов, редакторов. Сегодня представители епархии имеют практически ежедневный обильный эфир на всех местных телеканалах. Менее заметна экспансия в печатных СМИ. Но и здесь церковная активность возрастает. Широко распространяется епархиальное издание “Благовест”, большие подборки по историко-церковной и религиозной тематике размещают и многие другие местные газеты. Активно развивается сеть распространения огромного количества разнообразной церковной литературы (специализированные отделы практически во всех крупных книжных магазинах, а также специальные магазины церковной литературы).

В сфере образования в 2000-е гг. епархия добилась заметного расширения и повышения статуса религиозно-церковного образования – Духовное училище в Рязани получило статус Духовной семинарии, была создана православная гимназия, в Рязанском госуниверситете был открыт факультет теологии с набором соответствующих кафедр, осуществляющий выпуск дипломированных теологов. На базе этих структур проходят многочисленные церковно-теологические форумы, конференции, чтения, симпозиумы, издаются сборники статей, докладов, монографии. Существенно усилилось и влияние церкви на область светского образования. Во многих общеобразовательных школах созданы православные классы с расширенным преподаванием религиозных предметов, повсеместно внедряется предмет “Основы православной культуры”.

В политике рост церковного влияния проявляется в постоянных контактах руководства епархии с первыми лицами и политической элитой региона, активном присутствии последних на различных церковных мероприятиях, а также в создании многочисленных организаций “православной общественности” (“Народный собор” и др.). Эти организации активно участвуют в различных общественно-церковных мероприятиях, выступают с заявлениями в поддержку церкви в СМИ, проводят общественно-политические акции. Например, “православная общественность” проводила пикеты против концертов Бориса Моисеева и спектаклей Романа Виктюка в Рязани. В 2006 г. “православная общественность” обвинила заместителя председателя областной Думы, лидера местной КПРФ Владимира Федоткина за критику церкви в разжигании религиозной розни и потребовала от депутатов лишить его поста зама. В итоге, он был смещен с поста, став рядовым депутатом.

Возрастает влияние представителей церкви на средства массовой информации, образование, политику.

Стремительное наступление церкви на общество вызвало в регионе примечательный публичный конфликт. Характерно, что он сформировался не на почве межконфессиональных противоречий, что объяснялось отсутствием в регионе значимых неправославных религиозных объединений, а возник по линии “раскола” религиозной и светской культуры. Поводом послужило стремление руководства местной епархии вернуть историческую резиденцию епископа, располагавшуюся до 1917 г. в главном архитектурном и музейном комплексе Рязани – Рязанском кремле. Эта попытка вызвала негативную реакцию культурной общественности города, отразившую накопившееся недовольство экспансией церкви. Зимой 2007–2008 гг. в Рязани прошли массовые собрания общественности против притязаний епархии на музеи Кремля и других проявлений клерикализации, были выпущены письма и обращения к местным и федеральным властям, прошли пикеты и иные акции. Конфликт принял широкий размах и быстро политизировался. Защитников Кремля поддержали правозащитники, представители ряда партий и движений, местные деятели культуры, власти же больше склонялись к поддержке епархии. Тема защиты Кремля от притязаний епархии фигурировала в избирательной кампании местных выборов. Конфликт вышел на федеральный и даже международный уровень, к нему подключились московские правозащитники, деятели культуры, центральная пресса и телеканалы.

В какой-то мере конфликт епархии и светских защитников Кремля (и шире – религиозной и светской культуры) можно рассматривать как региональную специфику в религиозно-культурной сфере. Разумеется, подобные конфликты, связанные с наступлением религии, характерны и для других регионов, но во многих местах они не столь публичны.

Местную особенность можно объяснить, ускоренными темпами клерикализации, которую развернули в регионе церковные круги при поддержке властей. Но она столкнулась как со светским компонентом исторической региональной идентичности, так и с повышенной живучестью советских культурных традиций.

Попытка епархии заполучить Рязанский кремль, являющийся символом не только религиозной, но, прежде всего, светской истории региона сплотило в коалиции защитников Кремля самые разнородные группы (от деятелей культуры и ученых до правозащитников и активистов КПРФ). После обострения конфликт вокруг Кремля принял затяжной характер. Епархия постепенно усиливает свое присутствие в Кремле. Помимо храмовых зданий, которые были переданы в пользование епархии раньше, теперь в ее распоряжение передана и часть главного музейного здания (т. н. “Дворец Олега”), где располагается основная экспозиция музея. Музей и архитектурный заповедник продолжают работать на территории Кремля и сохраняют свои права на это имущество. Общественные акции в защиту музеев продолжаются.

Конфликт локализован в основном в городе – Рязани – и не затрагивает районы Рязанской области, где экспансия церкви не встречает сопротивления и протекает при поддержке местных властей. Это способствует росту религиозной активности в сельской местности, конфессионально усиливая тенденции “аграризации” культурных и экономических особенностей региона.

Выводы

Как показывает проведенный анализ, на формирование политико-культурной идентичности в регионе влияют экономическая специализация региона и устойчивость (или неустойчивость) политического вектора. В историко-культурном контексте ощущается конкуренция различных версий региональной идентичности (“историко-властной” и “аграрной”), которые в определенной мере совпадают с политическими и экономическими “расколами” по линии “урбанизация” – “аграризация”. Политическая централизация 2000-х гг., вызвавшая усиление власти центра, привела к ослаблению культурного влияния обеих версий региональной идентичности. Вместо них стала усиливаться культурно-религиозная идентификация, базирующаяся на росте влияния РПЦ. Но это усиление породило новый “раскол”, уже по линии религиозной и светской культуры. Этот конфликт был политизирован и внес свою лепту в усложнение регионального политического контекста.

Таким образом, процесс формирования региональной культурной идентичности в Рязанской области является весьма сложным и противоречивым. Он сталкивается с многочисленными проблемами, разнонаправленными тенденциями и интересами, зависящими от весьма сложного социально-экономического, политического и культурного контекста. В этих условиях деятельность, содействующая развитию культурной идентичности региона, должна быть очень выверенной и осторожной. Она требует синтеза знаний и опыта в различных областях (история, экономика, политика, культура) и терпеливой работы по объединению разноречивых тенденций и интересов.

В сфере культурных проектов это, прежде всего, требует комплексности. Подчеркнутая, вызывающая односторонность культурных инициатив, привлекая одних, будет вызывать негативную реакцию других. Поэтому проекты должны быть построены таким образом, чтобы в них было место для самых разных идей и интересов, они должны включать своего рода “площадки” согласования, объединения, синтеза, а не провоцировать раздоры. И еще. Светская, научно-прогрессистская и промышленная компонента региональной культурной идентичности, формировавшаяся в период активной промышленной модернизации региона (1950–1980 гг.), сейчас переживает не лучшие времена. Противостоящие ей консервативные культурные тенденции выглядят сильнее. Поэтому одна из задач культурной работы – поддержать этот современный, модернизационный потенциал региональной культуры, дать возможность ему обрасти “второе дыхание”, проложить дорогу в будущее. Мы говорим, что будущее российских регионов связано с модернизацией, и их модернизационный культурный потенциал играет здесь не последнюю роль.

Тем самым ответить на вопрос, каким же образом должна развиваться культура Рязанской области, стало еще сложнее.

Читайте в ближайших номерах журнала «Справочник руководителя учреждения культуры»
    Читать >>


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Мероприятия

      Мероприятия

      Проверь свои знания и приобрети новые

      Посмотреть

      Самое выгодное предложение

      Самое выгодное предложение

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией

      А еще...






      © Актион-МЦФЭР, 2006–2017. Все права защищены.

      Информация на данном сайте предназначена только для работников учреждений культуры.
      Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-64930 от 24 февраля 2016г.

      
      • Мы в соцсетях
      Сайт предназначен для работников учреждений Культуры!

      Чтобы скачать файл на портале CULTMANAGER.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
      Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

      — 900 статей
      — 1500 ответов на вопросы
      — видеосеминары
      — множество форм и образцов документов
      — бесплатная правовая база
      — полезные калькуляторы
      — лучшие проекты в области культуры

      Вы также получите подарок — pdf- журнал «Справочник руководителя учреждения культуры»

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      Сайт предназначен для работников учреждений культуры!

      Чтобы продолжить чтение статей на портале CULTMANAGER.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
      Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

      — 900 статей
      — 1500 ответов на вопросы
      — видеосеминары
      — множество форм и образцов документов
      — бесплатная правовая база
      — полезные калькуляторы
      — лучшие проекты в области культуры

      Вы также получите подарок — pdf- журнал «Справочник руководителя учреждения культуры»

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×
      Сайт предназначен для работников учреждений Культуры!

      Чтобы продолжить чтение статей на портале CULTMANAGER.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
      Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

      — 900 статей
      — 1500 ответов на вопросы
      — видеосеминары
      — множество форм и образцов документов
      — бесплатная правовая база
      — полезные калькуляторы
      — лучшие проекты в области культуры

      Вы также получите подарок — pdf- журнал «Справочник руководителя учреждения культуры»

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×