Музей будущего: инструкция по сборке

1400
Елена Викторовна Титова стала директором Всероссийского музея декоративно-прикладного и народного искусства в сентябре 2012 г. На тот момент важнейшей задачей, стоявшей перед музеем, было привлечение внимания к коллекции – особенно внимания молодежи и образованной публики...

Елена Викторовна Титова стала директором Всероссийского музея декоративно-прикладного и народного искусства в сентябре 2012 г. На тот момент важнейшей задачей, стоявшей перед музеем, было привлечение внимания к коллекции – особенно внимания молодежи и образованной публики. Можно констатировать, что это вполне удалось. «Справочник руководителя учреждения культуры» встретился с Еленой Викторовной и узнал у нее, куда следует двигаться музею в XXI в., в чем принципиальная разница между устаревающими и прогрессивными подходами к работе с аудиторией и как не перейти тонкую грань между популярностью и пренебрежением музейной сущностью в угоду чьим-либо потребностям. Елена Викторовна, на Ваш взгляд, в чем состоит разница между «музеем сейчас» и «музеем в будущем»?

Думаю, что в миссии, которую он выполняет. Основная задача музеев получить доступ сохранять культурное наследие. Но музей изменяется вместе с условиями жизни. В частности, сегодня мы переживаем интереснейший момент: музеи становятся интересными для общества не только как источники получения знаний о культурном наследии или о современном искусстве, но и как место проведения времени. Место, где можно качественно провести досуг. Мы видим эту тенденцию и осознаем, насколько она важна: такое развитие событий свидетельствует о том, что теперь музеи принимают на себя дополнительную миссию по предоставлению музейного – я подчеркиваю, музейного! – продукта, который при этом будет привлекать публику. Примеры того, как слово «музей» привлекает посетителей, есть и в Москве, и в других городах: «музей» может предлагать развлечение интеллектуального, видового и медийного толка. Есть специалисты, которые жалуются на то, что это некоторый трюк, подмена понятий. Но я однозначно за эти новые процессы. Я считаю, что подобное развитие очень интересно самому музею, полезно для развития его проектов и коллекции, благодаря нему мы чувствуем отдачу: что востребовано, что нравится сегодняшнему посетителю, как нам исходя из этого комплектовать и развивать свою коллекцию… Я бы сказала, что разница между музеем прошлого и музеем будущего заключается в наличии у него дополнительной миссии. Постепенно эта общественная, просветительская миссия выходит на первый план. 

Мы говорим о дополнительном образовании и просвещении каких-то конкретных групп посетителей – или «посетителей вообще»?

В идеале музей должен быть устроен таким образом, чтобы в нем было достаточное количество рекреационных зон – скажем так, зон гостеприимства музея, и чтобы они выполняли просветительскую функцию. Образование все-таки связано с педагогическим процессом, а нам важно просвещение. Для работы на этом поле музей может использовать и мультимедийные средства, и, наоборот, возвращаться к материальным основам, что мы сейчас и делаем. Мы создаем тактильный зал, в котором каждый экспонат можно потрогать. Разные опции должны быть доступны всем.

В зоне гостеприимства можно расположить объекты, связанные с искусством прошлого, настоящего и, возможно, фантазиями о прикладном искусстве будущего. Эти объекты должны находиться в свободном доступе. Уже фактом своего наличия они будут нести просветительскую функцию. Имея это, можно развивать уже сложившиеся направления – что мы и делаем. Просветительский центр разработал много новых программ, они пользуются спросом, постоянно существует запись. Но здесь важно уточнить: мы говорим о программах для школьников и студентов. В этих случаях можно говорить об элементах образования, возможности посещать циклы или периодические тематические занятия – это обособленная ограниченная группа посетителей, которая совершенно точно знает, что она хочет получить.

Мы только начинаем целенаправленно заниматься программами для взрослых посетителей и учетом определенных социальных групп. Музею интересно работать в таком направлении. Предоставление современного музейного продукта как раз связано с развитием понятия музейного продукта и общим пониманием того, что такое здание, дом, материал, структура… Как с этим работать? Вынести как можно больше интересной информации во двор, на входную зону, еще до того момента, когда посетитель встретится с экспозицией. И уже внутри музея предоставить посетителю экскурсии и мастер-классы.  Они уже есть в программах. 

Вы очень вовремя затронули тему посетителей. У многих работников музейной сферы пожелание к музеям повышать посещаемость, привлекать больше новых посетителей вызывает неприятие. Высказываются мнения, что это «не наша», случайная публика, цель существования музея в сохранении наследия и ведении научной работы... Правомерно ли противопоставить эти направления деятельности? Как расставить акценты в работе и как Вы расставили приоритеты?

Должен быть найден некий баланс. В нашем музее он проверяется на нескольких пилотных проектах. Действительно, залы исторически не приспособлены для принятия большого количества людей. Тем не менее, с этим можно работать: создан график, и если следить за его соблюдением, то можно принять в этих стенах большое количество посетителей, провести для них очень интересные программы, и занятия не будут скомканными, и все поместятся в этих залах, за которые мы, естественно, очень волнуемся!

Логистикой занимаются специальные отделы, которых раньше в музее не было. Если стоит задача работать с гостями, привлекать нового, массового посетителя, без пиарщиков, маркетологов и людей, осуществляющих менеджмент проектов, не обойтись! До недавнего времени это была очень странная и непонятная для музеев тема. А сегодня мы живем в этих реалиях. Здесь работают замечательные люди из музейной среды, которые раньше занимались чисто музейными проблемами в традиционном их понимании, но им стало интересно, как принимать гостей, как правильно организовывать мероприятия, в том числе массовые, что нужно для того, чтобы эти мероприятия были интересными. Я убеждена, что изменения – к лучшему. Хотя, глядя на опыт западных коллег, я вижу, что движение в сходных направлениях приводит к различным результатам. Но эти результаты невозможно просчитать и спрогнозировать точно: каждое учреждение культуры существует в собственных уникальных условиях – это и размещение в городе, и схема расположения залов, и множество других факторов – все они имеют значение. Но со всеми ними можно работать. 

На Ваш взгляд, стоит ли делать народное и декоративно-прикладное искусство модным, интересным всем категориям посетителей? Очень часто, желая стать интересными для всех, автор какой-то идеи прибегает к настолько очевидным, примитивным приемам привлечения внимания к своему продукту, что продукт вызывает прямо противоположную реакцию – отторжение. Где пролегает тонкая граница между новыми способами подачи информации и откровенным кичем?

Если говорить о музейных проектах, то для нас важно мнение специалистов. И здесь мы выходим на такую необычную для «прежнего» музея тему, как кураторство. В ситуации, когда мы пытаемся соединить наше достояние, весь этот опыт прошлого, с современными формами подачи материала и некоторым образом позволяем себе фантазировать о будущем, нам очень важно мнение куратора. Конечно, этим должны заниматься профессиональные художники и группы единомышленников, которые серьезно работают с этой проблематикой. Музей здесь выступает скорее как партнер, предоставляя свою коллекцию, объясняя сакральный смысл тех или иных орнаментов, и таким образом выстраивает фундамент серьезности конечного продукта. Это определенный залог того, что процесс и результат не перейдет в кич. Но гарантировать, что на определенном этапе какая-то часть выпадет из схемы, нельзя. Это живой процесс. Не я считаю преступлением не делать этого: сейчас меняется поколение, и если не донести до него в понятной форме, каким именно наследием мы обладаем, какая это бездонная культурная подпитка, мы очень скоро получим людей, не очень понимающих, где они живут, что у них есть… Зато уверенных, что «в 41 году немцы под Москвой до ИКЕИ дошли». Я считаю, что музею нужно очень осторожно подходить к подбору партнеров. Нужно соединять современные способы показа, современное мышление художников с мощным пластом, которым является наше наследие. 

Вы имеете в виду кураторов отдельных выставок или кураторов целых направлений, которые определяют, что и в какой последовательности музею стоит показывать?

Когда музей решается на проекты, связанные с перевоплощением наследия в произведение современного искусства, мы говорим о кураторских проектах. Куратор проекта выступает как партнер музея. Он выбирает состав выставки и определяет способы ее продвижения.

Что касается выставочной программы, которая так или иначе направлена на те же цели, но имеет более общие просветительские задачи: возбуждение интереса к традиции, преломление опыта прошлого на настоящее и будущее – то я пошла по пути создания группы единомышленников, которые понимают, как музей должен жить и развиваться. В данный момент именно эта группа – естественно, вместе со мной – утверждает выставочный план и план мероприятий. Я опираюсь на мнение группы. 

Вы отдельно упомянули потенциально непопулярные мероприятия. Обычно руководители учреждений стараются подчеркнуть, что могут организовывать популярные события, увеличивать доход…

Да, музей может позволить себе проводить непопулярные мероприятия. Мы бюджетная организация, а функция просвещения поддерживается государством. Мы можем организовать некое событие, если считаем его важным с научной или культурной точки зрения и стремимся к тому, чтобы по этой теме пошла информационная волна…

Но при этом у нас проводятся и чисто коммерческие проекты, на которые мы смотрим с надеждой и ждем, что они подпитают структуру музея, увеличат посещаемость и привлекут в музей и к работе с музеем заинтересованных лиц. 

Кто входит в группу единомышленников, которая выполняет в музее функции экспертного совета?

Прежде всего это вновь сформированное руководство музея. Первое, что я сделала на посту директора, ̶ сформировала круг людей, которые понимали цели и задачи музея, принесли свои принципы работы. В музей пришли интересные, опытные люди, умеющие формулировать идеи и воплощать их. Эти люди пришли «строить» новый музей.

Безусловно, мне интересно и мнение внешних экспертов. У нас проводятся круглые столы, на которые мы приглашаем специалистов и «свежие головы», способные решить ту или иную задачу, посоветовать нам, в правильном ли направлении мы движемся.  Каждый раз состав этих людей выбирается мной, с учетом мнений советников и сотрудников. Каждый раз круглые столы работают в разных составах, но есть люди, к мнению которых всегда важно прислушиваться. Это и Андрей Леонидович Баталов, сотрудник Музеев Московского Кремля, участвовавший в создании концепции нашего музея. Это и опытнейшая и умнейшая Тереза Ганнибаловна Дурова, которая руководит бурно развивающимся коллективом театра.  Это и педагог-дизайнер Владислав Иванович Кирпичев, который много лет назад говорил, что перед учреждениями культуры будут поставлены новые задачи, что нужно креативно работать с наследием, показывать экологические принципы отношений с материальным миром… Это безусловные авторитеты. 

Каким образом в данный момент музей привлекает новых посетителей? Особенно интересует подростковая и молодежная аудитория – ее проще всего напугать словами «традиционный» и «народный».

Не соглашусь, что их можно испугать этим. Их вообще трудно чем-либо испугать (смеется). 

Испугать – в смысле отвратить, оттолкнуть.

Выстроить работу с этими посетителями – пожалуй, самая сложная задача, которая в глобальном плане остается для нас открытой. Но простые понятные технические вещи мы, конечно, сделаем, как только появятся дополнительные средства: Wi-Fi, QR-коды, современные системы, позволяющие сделать информационный запрос. Из более простого – аудиогиды не с монотонно-академическими выкладками, а с завлекательными рассказами, сюжетом. Как раз сейчас мы над ними работаем.

Есть сфера, в которой не все так понятно и прозрачно – проведение мероприятий в саду музея. Например, «Тихие вечеринки w-o-s» прошлым летом вызвали такой информационный бум, что в музей хлынула волна посетителей, в том числе и молодежная хипстерская тусовка. Но потом волна схлынула. Вероятно, все удовлетворили свое первое любопытство, а дальше вроде бы ничего нового не происходит… Вот и ушли.

В марте в музее прошла выставка Кирилла Плейера – художника-философа, работавшего с материалами, широко представленными в нашей коллекции: деревом, тканями и другими природными материалами. Эта выставка привлекла публику другого, нового плана.

Надо сказать, что молодежь и люди старшего поколения – это очень грубое деление публики. Каждая группа в свою очередь подразделяется на сложные разветвленные сегменты.  Я бы не раскладывала аудиторию по горизонтальным слоям: подростки, молодежь, люди старшего возраста… Публика – это гораздо более сложная структура. 

А как Вы предлагаете ее раскладывать?

Сложный вопрос. Мы к нему только подходим: какие факторы влияют на поведение и предпочтения аудитории в плане ее привлечения к нашему основному продукту. Художественное сообщество, представители новых профессий, молодежь, увлеченная спортом, – у каждой из этих групп будут свои понятия и интересы. И для всех нужен немного разный музейный продукт. Музей может реагировать на эти разные запросы выставками. Интересными, разнообразными, качественно сделанными с помощью тех же медийных средств.

Здесь можно говорить не только о социальных группах, но и о мультинациональном аспекте. Выставки из Дагестана привлекут и молодежь, и взрослых людей из Дагестана, и тех, кто еще с советских времен следит за феноменами дагестанского искусства.

Региональный аспект очень интересен. Выставки из Алтайского края привлекут внимание людей, которые знают, что такое Алтай. Прежде всего – знают. Они придут на выставку, чтобы посмотреть, что именно предлагает им барнаульский музей. Вторым пластом будут те, кто хочет узнать, и придет на выставку, чтобы познакомиться с этой культурой. Мы работаем с региональными музеями, и каждая выставка приносит свои плоды по привлечению новой волны посетителей.

Мероприятия современного толка, такие как «Ночь в музее», квизы, события в музейном дворе привлекают желанную для нас аудиторию. Вечеринки и прочие развлекательные события собирают студентов, ищущую публику, которая еще не определилась со своими желаниями и только ищет, что ей интересно.

Возвращаясь к более раннему вопросу – если музей хочет популяризировать наследие, сейчас он должен быть заинтересован в  самых разнообразных мероприятиях. Все они предоставляют возможности. 

Акция «Ночь в музее» привлекает новых посетителей. А какие средства можно и нужно использовать для формирования программ лояльности, удержания в музее «старой», постоянной аудитории?

У нас есть некие социальные проекты: допустим, летом, когда не наблюдается большого наплыва народа, мы имеем возможность открыть свои двери бесплатно, например, пенсионерам. Не только пенсионеры, но и дети любят пройтись по прохладным залам музея в летнее время.

Поскольку социальные задачи всегда очень живые, просто даже по-человечески, мы стараемся работать и с людьми как с людьми, и с людьми как с аудиторией, посетителями. Это, например, работа с маломобильными группами и людьми с ограниченными возможностями здоровья.

Есть несколько благотворительных программ, в том числе частных. Члены общества «Друзья музея» поддерживают дружеские отношения с несколькими детскими домами и коррекционными школами.

«Друзья музея» должны оценивать его имидж как интересный и привлекательный. Чтобы это было так, проводится актуализация фондов.  

Ведется ли база постоянных посетителей, например, для того, чтобы поздравлять их с праздниками, приглашать на выставки?

Пока нет, но мы работаем над этим. В марте состоялась презентация программного фонда, который создан для поддержки музея и творческих инициатив. Первой же задачей обозначено создание общества друзей музея. Прежде всего это связано с созданием базы людей, которым интересно, что происходит в музее, которые хотят быть проинформированными и приглашенными. Технически это совсем не сложная задача. Просто очень много других процессов нужно было начать и завершить за полтора года, и мы все время подходим к этой задаче, и уже собрали достаточное количество «любимых» адресов… Но пока отсутствует система. Ничего страшного, скоро она заработает. 

Что Вы считаете своим самым значительным достижением за те полтора года, которые Вы возглавляете музей?

Если я скажу, что это подводка дополнительной электромощности, наверно, это будет звучать неромантично (смеется). 

Зато предельно конкретно! Что стало возможным благодаря этому?

Осветился двор музея. Мы решили проблему «цвето- и светомаскировки», которая существовала с незапамятных времен. Инженерная группа решила несколько действительно сложных технических задач.

К сожалению, один корпус музея находится в аварийном состоянии. Министерство культуры выделило деньги на проведение противоаварийных работ, а это значит, что у нас появятся новые площади, приспособленные для проведения новых выставок и размещения постоянной экспозиции. У всего есть свой запас прочности, в том числе у прекрасного особняка Остермана-Толстого с более поздними пристройками. На его поддержание необходимо много средств. И если для учредителя и, при благоприятных условиях, заинтересованных лиц поддержание особняка – это сохранение объекта культурного наследия, то для музея это возможность развиваться. 

Есть ли какие-то вещи, которые Вы могли бы назвать управленческими ошибками или просчетами?

К сожалению, очень сложно ускорять темпы и требовать получения информации на тех скоростях, на которых работает современный внешний контур. Это не неудача, это разрушение иллюзии о том, что как только мы объясним, как замечательно все получится, сложная фондовая работа начнет вестись в два раза быстрее.  И мы сразу же получим больше выставок, больше информации, больше научных статей… В этом смысле музейная жизнь остается неизменной, размеренной и достаточно медленной. Она имеет на это право. В самом начале хотелось, чтобы все происходило быстрее. Но для того и нужны специалисты, чтобы ставить задачи, исполнять их и, внедряя новые принципы и транслируя новые смыслы, уважать старые. Сейчас очевидно, что актуализировать фонды быстрее не получается из-за того, что у специалистов свой темп работы, а делать это без специалистов нельзя. 

Какая стратегия сейчас более выгодна музею и с имиджевой, и с финансовой точки зрения: привлекать новых или сохранять старых посетителей?

Важно и то, и другое. У нас хорошо налажена система работы просветительского отдела, который привлекает для своих программ школьников и молодежь – в основном студентов профильных вузов. Это постоянная напряженная работа.

К нам пока плохо ходят туристические группы, в том числе иностранные. С этим начали работать очень интенсивно. Думаю, уже к лету ситуация изменится.

Сейчас, пока мы с вами беседуем, в музее открывается кафе. Без него наши гости, особенно школьные группы, сильно страдали. Туристическим группам тоже очень удобно, когда после экскурсии есть где попить кофе. Сегодня, я надеюсь, мы через это перешагнули.

Теперь важно развивать отношения с новыми партнерами музея – турфирмами, в том числе работающими с иностранными группами. 

У сотрудников музея появилось принципиальное понимание того, что Wi-Fi, освещенные дорожки, кураторство, музейное кафе – это не сиюминутные игрушки?

Ко всему относятся по-разному. Всем нравится, как выглядит музей. Что касается беспроводного Интернета, то люди, которые особенно им не пользуются, говорят, что, наверно, это важно нашей публике, но им самим не интересно – «обходимся без этого». Считайте, что для них это игрушка.

Кураторство – это очень сложный процесс. Кураторская выставка связана с неким посягательством на внутреннюю, давно сложившуюся концепцию. Бывает очень трудно выпустить из своих рук то, что наработано годами, даже если мы говорим не о предметах, а об информации. Мы знаем, как надо, – и тут приходит некий внешний куратор и говорит: «Надо делать так!». На этом этапе возникают сложности. И тут все внимание талантливым кураторам, которые умеют общаться с музейщиками, умеют объяснить, почему и для чего это важно. На самом деле, я не помню никаких серьезных проблем, связанных с кураторскими выставками. Не было такого, чтобы малограмотный куратор пришел и «все сломал»: приходили грамотные, знающие люди, и все кураторские проекты в полной мере удавались. Над некоторыми деталями можно работать, но это уже не проблема. 

Последний сакраментальный вопрос: так нужна ли музею популярность? Как он может ей грамотно распорядиться?

Популярность имеет слабое отношение к первой миссии музея – сохранению. Для этого нам не нужна популярность. А вот ко второй миссии – просветительской, без которой современный музей и музей будущего не могут обойтись, популярность жизненно необходима. Музей должен быть модным, а не просто популярным. Музей хорошо живет, к нему легко идут и аудитория, и попечители, и кураторы со своими идеями, когда он на слуху. Это цепная реакция, одно влечет за собой другое. Но приходим мы все равно к тому, что развитие – это финансовоемкая история. Мы можем спокойно исполнять свою основную миссию с государственной помощью. Но как только музей стремится стать популярным, сделать себя модным – сразу же возникает необходимость привлечь и задействовать дополнительные средства. Именно поэтому в музее появилась новая группа людей, которые умеют с этим работать. И моя обязанность как директора – заниматься этим: поддерживать программы, изыскивать финансирование, объяснять всем, как важны и нужны популистские вещи. Но эта работа принесет плоды спустя какое-то время. Это ведь как выращивание дерева. Дополнительные средства и силы уходят именно на это – стать модным и популярным. Это трудно сейчас – это всегда было трудно. Или нужны какие-то гениальные умы, которые сделают музей популярным просто так, как по мановению волшебной палочки.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Мероприятия

Мероприятия

Проверь свои знания и приобрети новые

Посмотреть

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...




Рассылка




© Актион-МЦФЭР, 2006–2017. Все права защищены.

Информация на данном сайте предназначена только для работников учреждений культуры.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-64930 от 24 февраля 2016г.


  • Мы в соцсетях
Сайт предназначен для работников учреждений Культуры!

Чтобы скачать файл на портале CULTMANAGER.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 900 статей
— 1500 ответов на вопросы
— видеосеминары
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы
— лучшие проекты в области культуры

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Справочник руководителя учреждения культуры»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Сайт предназначен для работников учреждений культуры!

Чтобы продолжить чтение статей на портале CULTMANAGER.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 900 статей
— 1500 ответов на вопросы
— видеосеминары
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы
— лучшие проекты в области культуры

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Справочник руководителя учреждения культуры»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Сайт предназначен для работников учреждений Культуры!

Чтобы продолжить чтение статей на портале CULTMANAGER.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 900 статей
— 1500 ответов на вопросы
— видеосеминары
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы
— лучшие проекты в области культуры

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Справочник руководителя учреждения культуры»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль