Кофейные диалоги

384
В конце ноября 2013 года в Челябинском государственном драматическом Камерном театре был дан старт социологическому исследованию, направленному на выработку критериев оценки художественных достижений театров. В чем суть методики и чем она отличается от своих предшественниц, возможна ли абсолютная объективность оценки качества «продукта» театра ...

В конце ноября 2013 года в Челябинском государственном драматическом Камерном театре был дан старт социологическому исследованию, направленному на выработку критериев оценки художественных достижений театров. В чем суть методики и чем она отличается от своих предшественниц, возможна ли абсолютная объективность оценки качества «продукта» театра и эффективности его деятельности, как согласовать в одной модели количество визитов рафинированных ценителей и случайных посетителей – об этом и многом другом за чашкой кофе побеседовали Геннадий Григорьевич Дадамян, профессор, заведующий кафедрой менеджмента Высшей школы сценического искусства под руководством К. Райкина, и директор Челябинского государственного драматического Камерного театра Алла Сергеевна Точилкина. «Справочнику руководителя учреждения культуры» повезло присутствовать при этом разговоре. Алла Сергеевна Точилкина (далее – А.С.): Геннадий Григорьевич, я слушала Ваш доклад в Екатеринбурге, в котором Вы рассказывали о методе объективной оценки динамики художественного уровня театра. Но если в мире, в жизни все относительно, может ли существовать объективная оценка, тем более применимо к деятельности театра? Геннадий Григорьевич Дадамян (далее – Г.Г.): На сегодня общепринятым методом оценки является вердикт экспертов. Это как в фигурном катании: бригада экспертов смотрит и ставит баллы. Кроме оценки экспертов можно обобщать и суждения критиков. Но говорить, что это объективная оценка, я бы не стал. У каждого человека свой личный вкус, и в зависимости от него он и оценивает произведения искусства. Так, замечательный театральный критик начала ХХ века Александр Рафаилович Кугель на дух не переносил спектакли МХТ, а Сергею Глаголю (Голоушеву) и Леониду Андрееву они, напротив, очень нравились. Как быть? Более того, обращаться за объективной оценкой чего-либо к самим художникам бессмысленно еще и потому, что каждый из них – отдельный художественный мир, или все они, по мнению А.В. Луначарского, страдают культурным империализмом: каждый из них утверждает свой мир и не воспринимает чужой. Уж на что Лев Толстой был влюблен в рассказы Чехова, называл его «Пушкин в прозе», но совершенно не принимал его драматургию. Римский-Корсаков вернул Танееву партитуры Скрябина, оценив их как «пачкотню новоявленного… “гения”». Маяковский не воспринимал Есенина, тот тоже не оставался в долгу и т. д. Таких примеров в истории искусства – масса. А.С.: Но если бы существовала система или методика объективной оценки произведений искусства, то мир бы уже давно пользовался ею. Но этого нет – ни за рубежом, ни в России.

Г.Г.: Вы правы, раньше такой методики не было. Почему? Потому что в ней не было особой потребности. А сегодня она есть, потому что в государственном задании для учреждений культуры и искусства требуется оценка эффективности их деятельности.

А.С.: Но есть масса людей, которые считают, что государственное задание и художественное развитие театра есть вещи несовместные. Может, это на самом деле так?

Г.Г.: Вам, как директору театра, лучше меня известно, что это задание ограничивается всего тремя показателями и производными от них. Это число спектаклей, зрителей, новых постановок и производные от них показатели, которые даны нам при непосредственном статистическом учете и отчете. Так или не так?

А.С.: Абсолютно правильно.

Г.Г.: Но ваши учредители понимают, что театр – это еще и искусство. Поэтому и ввели оценку эффективности его художественно-творческой деятельности. Конечно, их предложение выяснять ее через зрительскую оценку, скажем мягко, не выдерживает самой элементарной критики. Нормальный зритель уважает себя за то, что он посетил Театр. Поэтому его оценки будут всегда, преимущественно, положительными. Можно сказать, что сегодня назрела общественная потребность в объективной оценке художественного состояния театра. А когда есть общественная потребность, то, как правило, находится ответ на нее.

А.С.: Из этого я делаю вывод, что у Вас есть какая-то новая идея. Я права? Если да, поделитесь.

Г.Г.: Из чего я исхожу? Все пытаются оценить спектакли театра, его репертуар как художественную ценность. Я же предлагаю перевернуть проблему, исходя из двух аксиом. Первая: театр – искусство зрелищное. Брехт был прав, утверждая, что «театр без зрителя – нонсенс». Режиссер может сколь угодно самовыражаться, ваять, как говорится, «вечнуху», «нетленку» и «эпохалку», но если его спектакли идут при пустых залах, то надо посоветовать ему поменять работу

А.С.: Или найти другого зрителя.

Г.Г.: Абсолютно справедливо! Кстати, именно по этой причине многие режиссеры рвутся в Москву или Питер, где есть «продвинутый» зритель, способный поддержать его искания. И вторая аксиома, которая в неявном виде уже содержится в Вашем замечании: искусство театра и культура его зрителя – сообщающиеся сосуды. В сообщающихся сосудах рано или поздно устанавливается общий уровень. Поэтому если театр взметнулся вверх, зритель перестает его посещать: он утрачивает с ним связь, перестает понимать и/или принимать это искусство. Если же художественный уровень репертуара резко снизился, а культура зрителя осталась высокой, он и в этом случае перестает ходить в театр. Но если культура зрителя и искусство театра – сообщающиеся сосуды, то, зная уровень культуры зрителя, мы можем судить об уровне искусства театра. Если культура зрительской аудитории повышается, значит, повышается искусство театра. И наоборот, если снижается уровень художественных достижений театра, то и эстетическая культура зрителей тоже снизится.

А.С.: Мне нравится Ваша идея, но... Признайтесь, культура зрителя может повышаться и за счет его походов в музеи, чтения книг, посещения кинотеатров и филармонических концертов и так далее.

Г.Г.: Согласен. Ну и что? Я думаю, что в стремлении человека повышать свой культурный уровень есть и вклад театра. И если такой «окультуренный» зритель продолжает посещать театр, значит он нуждается в его искусстве. Если же перестает, значит его не устраивает художественный уровень театра.

А.С.: А свято место пусто не бывает. На смену «окультуренному» зрителю приходит «неокультуренный».

Г.Г.: Именно! Но вернемся к госзаданию. На показателе «Число зрителей», хотя на деле это всего лишь число проданных билетов, фантазия наших чиновников закончилась. Но ведь есть такой показатель, как объем зрительской аудитории, то есть сколько человек реально являются зрителями этого театра. Это очень важный показатель. Вопрос на засыпку: когда Вы пишете миссию театра, Вы указываете, для чего он создается – только ли для создания ценностей сценического искусства?

А.С.: Конечно нет. Обязательно добавляем «для удовлетворения и развития эстетического вкуса жителей города (региона)».

Г.Г.: Совершенно справедливо! И если с финансовой точки зрения театру абсолютно безразлично, посетил ли спектакль один человек по цене билета в тысячу рублей или тысяча человек по цене один рубль, то с точки зрения выполнения своей миссии, социально-культурных целей, и театру, и обществу далеко не безразлично, какой у нас объем аудитории. Таким образом, учредитель может ставить театрам задачу увеличения объема аудитории.

А.С.: Уважаемый Геннадий Григорьевич, простите, но это уже из области научной фантастики! Скажите честно, где-нибудь так делается? По-моему, для этого надо проводить исследование зрителей, да и не один раз...

Г.Г.: Увы... Театральная статистика у нас – времен Екатерины Великой. А ведь в распоряжении Правительства «Об одобрении Концепции долгосрочного развития театрального дела в Российской Федерации до 2020 года» подчеркивается необходимость разработки «генеральной схемы всероссийского мониторинга, его индикаторов и показателей». Более того, в Плане мероприятий по ее реализации записано, что за 2011-2012 годы Минкультуры России должно было все это сделать. Но не сделало. А ведь от объема аудитории напрямую зависят многие показатели деятельности театра. Обобщая, можно сказать, что чем больше объем аудитории театра, тем меньшее число новых постановок – при прочих равных условиях – выпускает театр и тем большее число представлений выдерживает каждая новая постановка. Кстати, и обратное утверждение тоже справедливо.

А.С.: То есть чем меньше объем, тем больше число новых постановок и меньше число представлений. Так?

Г.Г.: Именно. Вы знаете, врачу, чтобы понять, здоров человек или болен, достаточно знать два показателя – его температуру и частоту пульса. Так и театральному менеджеру надо знать два основных показателя, объективно характеризующих его деятельность, – это объем аудитории театра и ее структура. 

А.С.: Интересно. Про объем – понятно. А структура зачем? Что она дает?

Г.Г.: Предположим, что в двух городах: А и Б – проживает одинаковое число зрителей – допустим, по 100 тысяч человек. Но в городе А зрителей, которые посещают театр пять раз в год – 80%, а оставшиеся 20% ходят в театр один раз в год. Тогда 80 тысяч зрителей дадут театру за год 400 тысяч посещений (80 000 х 5), и еще 20 тысяч обеспечат зрители с разовым посещением. В итоге получаем за год в этом городе 420 тысяч посещений. Теперь посмотрим, что происходит в городе Б, где такой же объем аудитории. Здесь 80% посещают театр один раз в год, и только 20%  ̶  пять раз в год. Эти 20 тысяч зрителей дадут 100 тысяч посещений (20 000 х 5), а остальные 80 тысяч зрителей – всего 80 тысяч, то есть в итоге театр города Б сможет похвастаться 180 тысячами посещений. Мы видим, как при одном и том же объеме аудитории, но при различной структуре мы получаем разную итоговую посещаемость.

А.С.: Согласна. Но возьмем крайний случай. С точки зрения директора и его администрации, которых интересует только экономическая составляющая деятельности театра (сборы и доходы, выполнение других количественных показателей), все предлагаемое будет лишь усложнять их работу. 

Г.Г.: Разумеется!

А.С.: То есть, в любом случае, желают этого директора театров или нет, но если они не будут заботиться об увеличении объема своей аудитории, совершенствовании ее структуры, росте культуры зрителя, они упустят процесс развития и даже процветания своей организации, своего коллектива.

Г.Г.: В принципе да, но с одним ограничением. Возьмем БДТ при Г.А. Товстоногове. И уровень культуры зрителей, и объем его аудитории был, я думаю, достаточным. Есть некий предел, выше которого не прыгнешь. Я сорок с лишним лет провожу опросы зрителей и знаю, что с 1960-х и до середины 1980-х годов доля зрителей, посещающих театр один раз в год и реже, равнялась в драмтеатрах страны 60-65%! Я бы поставил памятник Неизвестному театральному администратору за то, что именно они обеспечивали тогда заполнение зрительного зала. А вот если бы эта доля составляла, условно, 20-25%, а доля подготовленных, понимающих искусство театра зрителей превышала фактические 13%, тогда бы молодые и талантливые режиссеры не рвались в столицы. У них был бы свой понимающий искусство театра зритель. А пока режиссеры стремятся в Москву, Питер, Екатеринбург, Пермь, Омск и еще в некоторые города, потому что в них есть универсальный зритель. Повторю, знание объема и структуры аудитории очень важно. Я понимаю, что этот показатель не дан в непосредственном наблюдении, но я говорил и повторяю – нельзя сегодня подходить к театру с киркой и лопатой. С этим инструментом исследовать мир элементарных частиц невозможно! Хотим мы этого или нет, но нужны новые инструменты: циклотроны, синхрофазотроны и пр. пр. Новые задачи требуют разработки новых методов. Даже Правительство России, а уж насколько оно далеко от театра, озаботилось в «Концепции развития…» разработкой новых индикаторов и показателей. А нам, работникам театров, сам Бог велел...

А.С.: Важное значение этих двух показателей мне, как директору театра, понятно. Но из них, на мой взгляд, вовсе не следует оценка художественного уровня театра.

Г.Г.: Вы правы. Но прежде чем двигаться, дальше попробуем ответить на простой вопрос: кого стоит считать театральным зрителем?

А.С.: Обычный ответ будет, что это мужчины, женщины, дети – те, кто пришел в театр.

Г.Г.: С узко статистической точки зрения, такое понимание зрителя вроде бы правильно, но в общем виде это не так. И вот почему. Человек может купить билет и не прийти. Или – человек купил билет, пришел, но больше не придет. Это зритель?

А.С.: Для данного спектакля – да.

Г.Г.: А в общем виде? Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо ввести понятие театральной культуры. В ней может быть масса признаков. Но необходимыми и достаточными являются три составляющие:

■ посещение театра или общение с живым театром;

■ информированность о театре;

■ сотворчество. До пяти-шести лет оно выражается в “со-действии”, когда дети выбегают на сцену и не пускают Красную шапочку к Волку. На смену ему приходит “со-участие”, когда они не выбегают, но кричат ей, что не надо идти в лес, там серый волк! И, наконец, это “со-переживание”, процесс восприятия спектакля взрослой аудиторией

Все эти элементы в совокупности дают нам понятие театральной культуры. И с этой точки зрения мы различаем реального и потенциального зрителя. Например, девушка из интеллигентной семьи, много лет посещает театр, родила ребенка, и год не сможет посещать театр. Она не реальный, а потенциальный зритель. А тот, кто пришел, – реальный зритель. С этой точки зрения мы можем структурировать зрительскую аудиторию по двум признакам:

■ по частоте посещения театра (за год или сезон). Это так называемая количественная структура аудитории;

■ по уровню ее художественного развития. Это качественная структура аудитории.

Мы уже говорили с Вами о количественной структуре. Я выделяю в ней пять типов зрителей:

■ редкий зритель, который посещает театр один раз в год и реже;

■ активный зритель с посещаемостью 2-4 раза в год. Хотя два раза ближе к одному, чем к четырем, я перевожу этого зрителя в группу активных, потому что если он пришел во второй раз, это значит, что он остался в театре. У него есть потенция развития;

■ постоянный зритель, который посещает театр 5-7 раз в год. Почему постоянный? У нас много городов, где только один драматический театр. Как правило, 85% из них выпускали в 1970-е годы по 6-8 новых постановок в год. Но одна постановка была сказка для детей. Если зритель посещал все остальные 5-7 премьер, то он – постоянный зритель этого театра;

■ увлеченный зритель, который посещает театр 8-10 раз, в том числе и спектакли гастролирующих театров;

■ сверхувлеченный зритель, с частотой посещения 11 раз и более в год. Разумеется, из этой группы мы исключаем театроведов, посещающих спектакли по служебной обязанности. Доля сверхувлеченных зрителей в составе аудитории, по моим данным, очень мала – 0,2%

Такова количественная структура зрительской аудитории театра. Выявлять ее достаточно просто. Для этого достаточно иметь грамотно составленную анкету и сотрудников, умеющих организовать ситуацию возврата заполненных анкет. Обработать их и получить необходимые данные несложно.

А.С.: Вы знаете, я усомнилась бы в Вашем заявлении, если бы мы в нашем театре не проводили такие исследования. Могу подтвердить – при грамотной организации это не только просто, но интересно и даже завлекательно. Мне, например, и удивительно, и приятно, когда я вижу, как наши зрители с энтузиазмом заполняют анкеты. Я, честно, этого не ожидала.

Г.Г.: А я не могу не признать, что это – большая Ваша личная заслуга: Вы обращаетесь к зрителям перед спектаклем, предлагаете бабушкам, забывшим очки, помощь в заполнении анкет, напоминаете молодым, как важно ответить на все вопросы и т. д. Спасибо Вам! Но вернемся к обсуждению метода.

 Параллельно количественной существует качественная структура аудитории, в которой, на мой взгляд, отражается итоговая деятельность театра – художественная культура зрителя, его эстетического вкуса. Сразу скажу, что проводить исследование по выявлению эстетического вкуса зрителей непросто. Я это делал в 1970-е годы, и мы выделили по этому признаку пять групп зрителей:

■ новый, неподготовленный зритель, который только начинает приобщаться к искусству театра;

■ развивающийся;

■ подготовленный;

■ знаток;

■ всеядный

 Я сказал, что проводить исследование по выявлению эстетического вкуса зрителей непросто. Но, по-моему, это можно и не делать, и вот почему. В математике есть такое понятие, как коэффициент корреляции. Он характеризует степень зависимости одного признака от другого при условии, что эта связь имеет причинный характер. Например, чем больше зрителей, тем больше кассовый сбор театра. Значение коэффициента корреляции меняется в пределах от 0 до 1. Если оно больше 0,6, то эта связь уже значима. Я сейчас нарисую таблицу, характеризующую взаимосвязь количественной и качественной структур аудитории. Посмотрите:

п/п

Количественная 

структура аудитории   

Качественная структура 

аудитории

Коэффициент корреляции

(от 0 до 1)

1

Редкий

Новый (Неподготовленный) зритель

 0,92

2

Активный

Развивающийся

 0,86

3

Постоянный

Подготовленный

 0,89

4

Увлеченный

Знаток

 0,82

5

Сверхувлеченный

Всеядный

 0,67

 Из нее видно, что между двумя соответствующими группами зрителей в выделенных структурах – количественной и качественной – очень высок коэффициент корреляции – от 0,67 и выше. Это означает, что зная количественную структу­ру аудитории, мы знаем и ее качественную структуру.

А.С.: Мне непонятно, почему коэффициент корреляции в четвертой группе меньше, чем в третьей, а в пятой – самый низкий.

Г.Г.: Хороший вопрос! Моя гипотеза: зритель-знаток может быть более критичным к спектаклю. А сверхувлеченный зритель превращается, по-моему, во всеядного, которому нравится практически все, что он смотрит. По-видимому, это аналогично начальному этапу коллекционирования, когда мы начинаем собирать открытки, марки, монеты и жадно хватаем все, что попадется под руку. Идея отбора приходит позже. Думаю, что на первое время сверхувлеченным зрителем можно пренебречь – его доля 0,2%, иногда меньше. Подытоживая, можно сказать, что зная структуру и показатели количественной аудитории, мы можем судить о структуре и показателях качественной аудитории. А выявлять количественную структуру, как я уже говорил, достаточно просто. Социологические исследования бывают одномоментными или лонгитюдными, то есть продолженными во времени. Когда-то мы были одной большой страной, с одним большим драматическим театром, с одним общим репертуаром – 80% русскоязычного репертуара СССР пересекалось. Сегодня этого нет, потому что с конца 1980-х годов происходит процесс индивидуализации зрительского поведения. Он объективно требует от театра персональной работы со зрителем, формирования зрительской базы данных, как это делают в Америке. Там администрация театра знает дни рождения своих зрителей, поздравляет их, выписывает именные приглашения, предоставляет им скидки на билеты, на посещение кафе и ресторанов рядом с театром, бесплатную парковку и массу других льгот. Они умеют приваживать зрителей. Я думаю, что мы тоже к этому придем. Рано или поздно, но придем.

А.С.: Заманчиво. С базой данных мы в театре, надеюсь, справимся, а вот как быть с парковкой? С кафе и ресторанами? До спектакля наш зритель туда не пойдет – они начинаются в 18 часов. После спектакля тоже – они заканчиваются поздно. А о бесплатной парковке в центре города и мечтать не приходится...

Г.Г.: На то и щука в пруду, чтоб карась не дремал! Надо договариваться – с властью, с кафе, ресторанами. Другого выхода нет. А насчет «рано или поздно» – у Вас спектакли идут и в выходные дни...

А.С.: Что ж, попробуем поработать и над этой задачей. У меня вопрос: вот мы провели исследование, выяснили структуру аудитории... Что дальше?

Г.Г.: Понимаете, любой термометр имеет шкалу с нулевой отметкой. Для нас такой отметкой станут данные первого исследования. И только последующие опросы – через год, два и более – дадут возможность сравнения.

А.С.: Понятно. Но тогда возникает масса вопросов. Например, что считать значимым изменением в аудитории? Хорошо, конечно, когда уменьшилась доля неподготовленных зрителей и увеличилась доля подготовленных и знатоков. А если знатоков уменьшилась, а подготовленных увеличилась  ̶  или наоборот?

Г.Г.: Метод, который я предлагаю, требует экспериментальной проверки. Нерешенных проблем – масса. Ведь мы ищем своего рода «термометр» для театра. Какой должна быть его шкала и каков шаг деления на шкале? Мы не знаем. Россия огромна, театров множество, социально-культурные условия их бытования и театральные традиции в каждом конкретном городе совершенно разные. Видимо, с учетом этого для каждого театра должна быть своя индивидуальная шкала.

 А.С.: Уже хорошо... Теперь предположим, что театр за счет хорошей рекламы, пиар-кампании, привлечения талантливых режиссеров или актеров выпустил новую, предположим, авангардную постановку. Но ее «язык» чужд зрителю, и зритель ее не принял. Произошло несовпадение восприятия. Культура наших зрителей оказалась ниже, чем художественный уровень новой постановки. Как это оценит Ваша методика? Что Вы или она посоветуете театру делать дальше?

Г.Г.: Вы знаете, мне нравится практическая, я бы сказал ― директорская направленность Ваших вопросов! Отвечу – надо воспитывать своего зрителя. Так, как воспитывал и приваживал его покойный Мигдат Нурдинович Ханжаров в Омске. Он воспитывал будущего зрителя с первого класса школы! А покойный Карел Кириллович Ирд, главреж театра «Ванемуйне» в Тарту, говорил мне, что марксова идея «воспитания воспитателей» по-прежнему актуальна: надо приучать к театру и учителей школ! Все это особенно важно сейчас, потому что в наступившей медийной цивилизации зритель очень изменился. Во-первых, у него спринтерская, но не марафонская дистанция восприятия. Поэтому спектакли и идут с одним антрактом. А во-вторых, ему одинаково чужда и аскеза святого, и гордыня дьявола. Он хочет видеть на сцене мир, построенный по мерке и масштабу его личности. Где добро есть добро, зло есть зло, добро побеждает зло, есть понятия «честь», «достоинство», «благородство» и прочие христианские и общечеловеческие ценности. Сегодня зритель приходит в театр, в основном, отдохнуть, развлечься, понять свои бытовые проблемы. Все. Подготовленных зрителей (раньше их было около 12-15%), которые ждали от театра решения художественных задач, развития выразительных средств сценического искусства, обсуждения общечеловеческих и мировых проблем, стало, по-моему, существенно меньше. Зато какой лом стоит на легких комедиях, таких как «Ужин с дураком», «Тополя и ветер» – замечательных самоигральных пьесах! Кстати, и в Вашем театре есть такой спектакль – «Очень простая история», востребованный зрителем.

А.С.: Понятно. Но Вы не ответили на мой вопрос. Театр старается, выпускает продвинутую постановку, а зритель его не посещает. На другие спектакли ходит, а на этот – нет.

Г.Г.: Итак, театр выпускает талантливый, но экспериментальный спектакль, а зритель не ходит. Тогда итоговая посещаемость снижается, не так ли? Это для Вас первый звонок. Что Вы делаете? Директор недальновидный (а таких еще немало) прощается с идеей воспитывать своего зрителя, что, разумеется, плохо. А дальновидный вместе с художественным руководством разрабатывает стратегию по развитию его эстетического вкуса. Иного не дано. Немирович-Данченко считал, что театр должен опускаться до зрителя, чтобы затем подняться вместе с ним. Вот и весь бином Ньютона.

А.С.: Сегодня, в эпоху интернета, выбор культурного досуга для людей ощутимо расширился. В интернете можно найти и разместить любую информацию. Но интернет, на мой взгляд, не дает эффекта живого общения, взаимодействия, все это несопоставимо с тем общением, сопереживанием, которое зритель получает в театре. Театр – единственное место, где в темноте можно и всплакнуть, и посмеяться над собой, и даже призадуматься о жизни... Мне кажется, что люди придут в театр, если выпустить качественный, и, как минимум, профессиональный спектакль. Или не придут? А если не придут, то как в госзадании учесть эффективность этой постановки. Кто прав: театр, художник или госзадание?

Г.Г.: Мне нравится горизонт Вашего мышления. Видите ли, Алла Сергеевна, предлагаемый метод – своего рода термометр, который способен показать в какую сторону движется театр. Вы же ставите, если я Вас правильно понял, другую задачу – как учитывать в госзадании художественные постановки, независимо от их посещаемости. Но ведь и в медицине после показаний термометра для более углубленного анализа врач использует другие специализированные инструменты: проводит УЗИ, ЭКГ, томограммы и т. д., то есть использует другие методы диагностики. Так и здесь – для углубленного понимания причин прогресса или регресса художественного уровня театра нужны другие, дополнительные методы анализа.

А.С.: Правильно ли я поняла, что предложенный метод все же дает возможность оценить эффективность работы театра?

Г.Г.: В определенном смысле – да. Он показывает, как изменился зрительский состав и, соответственно, художественный уровень театра за исследуемый период.

А.С.: Я думаю, он позволяет чиновникам контролировать эффективность выполнения государственного задания, администрации театра – следить за процессом его развития, и, что немаловажно, дает и художнику определенную пищу для размышлений. То есть этот метод помогает объединить всех участников театрального процесса.

Г.Г.: Вы знаете, когда я слышу от режиссеров, что они в спектакле только самовыражаются, не думая о зрителе, я понимаю, что это общепринятая в их среде игра, по сути – реникса, то есть чепуха. Это художники, композиторы и писатели могут, как Кафка или Булгаков, писать в вечность. А в театре... Даже великий Мейерхольд корректировал свои спектакли с учетом зрительских реакций.

А.С.: Вы знаете, я вот что думаю: качественная структура аудитории ограничена двумя полюсами – от нового зрителя, который впервые пришел в театр, до всеядного. А в середине – те зрители, которых я бы определила как «золотой фонд» нашего театра. Идеальный зритель, который нам особенно ценен. Разве нет? Может быть, театру имеет смысл всемерно сохранять именно этот «золотой фонд»?

Г.Г.: Может быть. Честно – не знаю. Конечно, Вы можете направить свои усилия на их сохранение... Но что если при этом сокращается общее число посещений? Как быть в этой ситуации? Понимаете, сам метод предполагает, что руководители, формирующие государственное задание, должны понимать в нем больше, чем вы! Они должны понимать взаимосвязь между качеством и количеством. Что важнее для города Челябинска и Челябинской области? Какое дать задание Камерному театру? Увеличить объем его аудитории или повысить его художественный уровень? Или общее число посещений? Я не знаю ответа, это решает Учредитель. Но для меня это тем более важно, что, согласно исследованию Татьяны Алексеевны Клявиной, работники управлений культуры в России считали себя более компетентными в вопросах искусства, чем сами творческие деятели. Правда, это было в 1986 году, но вряд ли с тех пор что-нибудь изменилось.

А.С.: Но, может быть, если уровень культуры зрительской аудитории сохраняется или даже растет, то театру нет смысла тратить усилия и время на исследования?

Г.Г.: Тогда Ваш театр станет Касталией, где у вас будет очень маленький объем зрителей, но все они будут знатоками. А театр будет терпеть сплошные убытки. Нет, мне кажется, что деятельность театра как зрелищного искусства должна характеризоваться целостно – количественными и качественными показателями. А вот решать, какой акцент делать – это прерогатива Министерства культуры, его стратегия культурной политики. Оно должно направлять развитие культуры в регионе. Театр для него – инструмент, при помощи которого достигаются определенные в культурной политике цели.

А.С.: Будем надеяться, что разработка такого инструментария даст возможность учредителю использовать этот термометр, который поможет…

Г.Г.: ...формированию культурной политики региона. Более того, я считаю, что при некоторой модернизации этого метода его можно будет применять ко всем зрелищным видам искусства. А в будущем – и по отношению к библиотекам и музеям. Я не готов сейчас сказать, как это сделать. Для этого нужно профессионально знать специфику их работы. Но, думаю, что это в принципе возможно, хотя и требует исследования. Только пройдя горнило научного исследования, идея может считаться истинной или ложной. Сложно ли проводить исследования? Ваш опыт показывает, что нет.

А.С.: Если администрация озабочена вопросом изучения зрительской аудитории, думает о планировании, развитии театра, то сколько-нибудь серьезных организационных проблем не должно возникать. Я это вижу по нашему театру, где мы проводим апробацию Вашего метода.

Г.Г.: Большое Вам спасибо!



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Мероприятия

Мероприятия

Проверь свои знания и приобрети новые

Посмотреть

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...




Рассылка




© Актион-МЦФЭР, 2006–2017. Все права защищены.

Информация на данном сайте предназначена только для работников учреждений культуры.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-64930 от 24 февраля 2016г.


  • Мы в соцсетях
Сайт предназначен для работников учреждений Культуры!

Чтобы скачать файл на портале CULTMANAGER.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 900 статей
— 1500 ответов на вопросы
— видеосеминары
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы
— лучшие проекты в области культуры

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Справочник руководителя учреждения культуры»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Сайт предназначен для работников учреждений культуры!

Чтобы продолжить чтение статей на портале CULTMANAGER.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 900 статей
— 1500 ответов на вопросы
— видеосеминары
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы
— лучшие проекты в области культуры

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Справочник руководителя учреждения культуры»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Сайт предназначен для работников учреждений Культуры!

Чтобы продолжить чтение статей на портале CULTMANAGER.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 900 статей
— 1500 ответов на вопросы
— видеосеминары
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы
— лучшие проекты в области культуры

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Справочник руководителя учреждения культуры»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль