Интервью с генеральным директором благотворительного фонда Владимира Потанина Оксаной Ивановной Орачевой

231

Благотворительный фонд Владимира Потанина провел настоящую «перезагрузку системы»: хорошо знакомый конкурс «Меняющийся музей в меняющемся мире» с этого года проходит по новым номинациям, стажировки специалистов выросли в программу «Музейный десант», открыта новая программа «Музейный гид», а в рамках партнерской программы запущены учебные курсы в Высшей школе экономики. Генеральный директор Фонда Потанина Оксана Ивановна Орачева рассказывает о смысле преобразований и об акцентах в работе с профессиональным музейным сообществом.

С этого года фонд серьезно пересмотрел свой подход к поддержке музеев. С чем это связано? Прежние номинации по какой-то причине перестали быть эффективными – или музейное сообщество выучило «правильные слова», упоминание которых в заявке автоматически делает ее интересной экспертам?

Существует комплекс причин, которые сподвигли нас пересмотреть деятельность наших программ и деятельность фонда в этой сфере, в целом. Когда фонд запускал музейные программы, мы преследовали определенные цели, в том числе научить музеи вести проектную деятельность, чтобы она вошла в музейную жизнь и стала в определенной степени нормой, а не диковинкой. Мы хотели, чтобы сложилось профессиональное сообщество, появились люди, готовые вносить преобразования в традиционную музейную деятельность. Мне кажется, что за время существования наших программ нам удалось достичь этих целей: музеи изменились, адаптировались к современным условиям, стали реализовывать массу интересных проектов и с нашей помощью, и без нее. Значит, пришло время двигаться дальше.

Номинации конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире» никогда не были статичными, они всегда шли в ногу со временем. Перечень номинаций зависит от того, что происходит с музейной сферой в данный момент. Например, номинация «Партнерский проект» долгое время существовала как самостоятельная, но позже мы отказались от нее – не потому, что считаем партнерство не важным, а потому, что уверены, что оно должно быть в любом проекте. То есть мы сместили фокус внимания. В прошлом году нам стало понятно, что первоначальные цели грантового конкурса, в целом, реализованы: с 2003 года более двухста проектов получили поддержку, огромное число профессионалов прошло через наши семинары и оказалось вовлечено в нашу деятельность через различные виды активностей. Нужно учитывать, что процесс не замыкается на победителях, которые получили грант и реализовали свои проекты, он касается всех, с кем они работают, в том числе людей, которые приходят в музей и смотрят на него другими глазами. Если эти цели достигнуты, значит, пришло время ставить новые. Нам приятно, что конкурс стал модельным, послужил примером для других организаций, и появились другие конкурсы, которые продолжили нашу инициативу.

Непросто что-то менять, когда есть устоявшаяся и хорошо работающая схема. Что помогло Вам принять решение?

Запрос на изменения пришел «снизу»: сами участники конкурса говорили, что хотят большего. Определенные запросы накопились и у экспертов, и у руководства фонда. Нам потребовался год на то, чтобы проанализировать наши действия и соотнести их с изменениями, произошедшими в музейной сфере, в том числе с помощью фонда. Когда видение было сформировано, мы предложили новую стратегию с надеждой на то, что и она в течение ближайших десяти лет будет задавать тон в развитии музейного сообщества. Таким образом мы постарались учесть предыдущий опыт и сохранить то ценное, что было накоплено. Вместе с этим, мы нарастили новый багаж и готовы предоставить музейным специалистам больший спектр возможностей: вместо одной программы «Меняющийся музей в меняющемся мире» появились четыре программы, которые предлагают человеку выбор в зависимости от того, чего он хотел бы достичь. Нам кажется очень важным, чтобы выбор инструментов поддержки был достаточно широким.

Можно ли сказать, что фонд переходит от поддержки конкретных проектов к поддержке людей?

Мы всегда поддерживали людей, это наша миссия. Обратите внимание: у любого поддержанного фондом проекта есть не только название, но и автор, лидер, потому что невозможно сделать хороший проект, если за ним не стоит личность. Личность важна. Точно так же важно, чтобы в музее, как и в любом другом институте, появилась критическая масса лидеров. Именно она двигает организацию вперед. Мы будем наращивать эту массу с помощью разных форм поддержки: одни смогут принять участие в конкурсе проектов, другие – съездить на стажировку, третьи решат, что нужно принять других специалистов в своем музее.

В Высшей школе экономики в этом учебном году появились сразу три новых курса по музейному делу в рамках образовательной программы «Прикладная культурология». Партнерская программа – это инвестиция фонда в сферу культуры?

Да, это часть нашей партнерской программы. Мы поддержали инициативу Политехнического музея. Именно он одним из первых ощутил потребность в подготовленных кадрах, но пошел не по пути подготовки музейных специалистов «под себя» – это, как раз, было бы более понятно и просто – а захотел сделать вложение в будущее всей музейной сферы. Нам показалось важным включиться в проект такого рода, тем более, что фонд поддерживает образование в рамках другого направления своей деятельности. Мы рассчитываем на то, что «дивиденды» от этого вклада получат не только студенты и преподаватели, но и все музейное сообщество в целом. Хочется верить, что в дальнейшем благодаря этой пилотной программе появятся российские программы международного уровня, на которых все желающие смогут обучаться современным музейным технологиям, а это позволит поднять престиж профессии и качество работы в музеях. Мы прекрасно понимаем, что для того, чтобы окупились вложения в образование, требуется больше времени по сравнению с вложениями в развитие конкретного проекта. Результат появится не завтра. Но мы уверены, что инвестиции такого рода необходимы.

В одном из интервью президента Фонда Потанина Ларисы Геннадьевны Зельковой есть фраза: «Не существует равных возможностей – есть большие города, есть маленькие, у одних музеев большие коллекции, у других – скромные. Если не сделать поправочные процедуры, может создаться ситуация, когда побеждать будут одни и те же успешные проектировщики…». Расскажите, пожалуйста, об этих процедурах!

Мы подошли к определению поправочных процедур во всех конкурсах фонда, отказавшись от искусственного квотирования. Принять участие в конкурсах могут все желающие, но дальше вступают в силу некоторые ограничения.

С прошлого года мы предложили всем подавать заявки онлайн. В этом случае мы уравняли положение тех, кто уверенно в написании заявок, и тех, кто его боится что его заявка не будет принята. Многие боялись посылать заявки, потому что считали, что такая заявка будет потеряна или на нее не обратят внимания. Но когда все заявки поступают через один канал, это исключено. Оформлять заявку онлайн сложно только в первый раз. Нужно только преодолеть психологический барьер. Страх перед компьютером гораздо слабее, чем страх, что московский эксперт не примет заявку просто потому, что она пришла «не оттуда» или оформлена «не так».

Второй важный момент – фонд активно проводит информационную кампанию в регионах: проходят специальные семинары, представители фонда выступают на региональных мероприятиях. Это нужно для того, чтобы показать доступность конкурсов широкой аудитории, а не только учреждениям из крупных городов.

Конечно, мы заинтересованы в том, чтобы побеждали сильнейшие. Но сильнейшим будет не тот, кто лучше написал заявку, а тот, кто предложил самую интересную идею, уникальный продукт. На этом этапе вступает в силу следующий фильтр – фонд привлек к оценке заявок по всем своим конкурсам региональных экспертов. Благодаря этому люди, которые подают заявки на участие в грантовом конкурсе, и эксперты, которые читают эти заявки, в равной степени понимают особенности работы регионального, муниципального музея. Есть мнение, что тем самым мы создали дополнительные трудности московским музеям: открывая заявку из столицы, эксперт будет учитывать, что в Москве есть больше возможностей, чем в среднем по стране. Чтобы избежать субъективизма в оценке, экспертные пулы формируются таким образом, чтобы не возникало конфликта интересов. Во-первых, эксперты не читают заявки из своего региона. Во-вторых, применяются процедуры нормирования, чтобы веса оценок более строгих и более лояльных экспертов соответствовали друг другу.

Таким образом, удалось предусмотреть региональный фактор и снять возможность субъективизма конкретного эксперта. Нормализованная оценка была введена в прошлом году и уже хорошо себя зарекомендовала.

Региональные экспертные советы действуют у нас первый раз, но особых опасений по поводу их работы у меня нет. Региональные эксперты и раньше участвовали в оценке работ, просто мы меньше акцентировали на этом внимание.

Еще одно важное нововведение – мы стали более активно привлекать в пул экспертов наших грантополучателей. Кто-то из них давно выигрывал гранты, кто-то включился в процесс недавно, но уже зарекомендовал себя в музейном сообществе и теперь помогает новым участникам.

Как можно описать идеального музейного специалиста, которого фонд готов поддержать в его начинаниях?

Идеалы всегда сложно описывать: на то он и идеал, чтобы к нему стремиться... Я бы сказала, что этот человек молод независимо от своего возраста – ему может быть и 25, и 55 лет; он показывает своей работой, что готов воспринимать чужой опыт; не боится делать ошибки; инициативен, то есть предлагает что-то, и готов не только брать, повышать с нашей помощью свои компетенции, но и отдавать. Безусловно, это лидер и профессионал. Эти качества тоже не зависят от возраста. В этом случае мы, вкладывая в одного человека, вкладываем в гораздо большее число людей.

Стажировки – это очень интересно. Но как быть с убеждением скептиков, что зарубежный опыт может быть абсолютно неприменимым на нашей земле?

Знакомство с британским, итальянским, французским, американским опытом – это в первую очередь возможность посмотреть на свою работу другими глазами. Познакомиться не значит механически перенести успешную практику. Даже если взять какой-то готовый механизм и вставить в нашу систему без изменений, но приложить к нему не те руки, он сломается. Стажировка позволяет, посмотрев на чужой опыт, переосмыслить свой собственный. Если в итоге будет сделан вывод, что мы все делаем правильно, появится понимание, что мы существуем не в замкнутом пространстве, а используем те же или похожие механизмы и методики, и нужно их оттачивать.

Не обязательно ехать за границу, чтобы увидеть что-то интересное – оно может скрываться в соседнем музее. Вполне возможно, что вы сделаете находку там, где и не ожидали. Вот, например, история о том, как можно обыграть вещи, на которые мы обычно не обращаем внимания. У Национальной портретной галереи Великобритании хватает доноров, вход в нее бесплатный. При этом каждый желающий может внести в фонд целевого капитала даже один пенс. Казалось бы, надо ли обращать внимания на такую мелочь? Если бы человек захотел помочь нашему музею десятью копейками, как бы мы к этому отнеслись? «Какие глупости, никто будет этим заниматься! Зачем мне это надо?». Тем не менее, в галерее идет кампания по сбору средств в фонд целевого капитала. Людям, которые пришли в кафе при галерее, предлагается оставить на столе всю ненужную мелочь, которую они получили на сдачу. Сотрудники объясняют, зачем это делать и чем это поможет музею. И оставляют! Мы бы об этом даже не подумали. Этот механизм никак не связан с культурой. Мы привыкли, что музею нужны миллионы. У галереи есть миллионы, коллекции, серьезная поддержка… Но на «копеечку» она все-таки обращает внимание, потому что эта «копеечка» помогает работать с лояльностью посетителей.

Прямой перенос этого опыта не имеет смысла. Но можно понять подход и спросить себя: что из того, на что я привык не обращать внимания, можно использовать в работе?

На Ваш взгляд, есть ли музеи, которым противопоказан музейный десант и любой чужой опыт? Учреждения, которым лучше идти своим путем?

Я думаю, что таких быть не может. Получается музей в клетке. Причем не в той, в которой есть воздух, а в наглухо закрытой коробочке. В таких условиях не может быть развития: чтобы развиваться, нужно соотносить себя с окружающим миром, а для этого нужно знать, что в нем происходит. Поэтому противопоказаний нет. Вопрос в способах применения нового знания.

Возможно, вы нашли собственные механизмы, ознакомились с теми, что есть у других, и пришли к выводу, что ваш опыт нужно укреплять и развивать. Замечательно! Может быть, имеет смысл пригласить коллег к себе – пусть приезжают поучиться. Может, вы действительно стали ростком нового знания.

Кстати, если говорить о «Музейном десанте» – новой программе фонда – то она предполагает не только стажировку российских специалистов за рубежом, но и приезд иностранных специалистов в Россию. Это говорит о том, что коллегам из других стран интересно, как мы работаем, придумываем и воплощаем.

То есть тихо сидеть, занимаясь только научной деятельностью, уже не получится?

Заниматься – для кого?

Для будущих поколений.

А как будущие поколения узнают о том, что это что-то важное, если вы замкнулись в себе? Когда коробочка закрыта, из нее ничего не выходит. Чтобы вышло, нужно ее открыть.

Тогда стоит сделать ряд уточнений по новым номинациям «Меняющегося музея в меняющемся мире». Кого Вы понимаете под местным сообществом?

Все, что окружает музей: людей, бизнес (тем более, что бизнес – это тоже люди)… Это могут быть и фонды местных сообществ, с которыми работает музей, и другие организации культуры, и государство во всех его проявлениях. Номинация «Музей и местное сообщество» нужна для того, чтобы показать, как музей общается со своим окружением, какими способами взаимодействует с ним.

Если музей давно хотел создать свой бренд, чтобы на его основе подготовить сувенирную линейку, может ли он сделать это в рамках номинации «Музейный дизайн»?

Да, эта номинация поддерживает развитие визуальной музейной коммуникации: создание бренда, передвижные выставки, работа с публичными зонами музея. Так ли важен дизайн, если есть большая коллекция?

Сегодня дизайн очень важен, музей должен быть привлекательным. Коллекция может быть потрясающей, но если человек не зайдет в музей, он об этом никогда не узнает. Поэтому нужно сделать так, чтобы посетитель зацепился взглядом, запомнил, заинтересовался. Интересная коллекция должна быть интересно представлена. Сувенирная продукция – это ведь тоже представление музейной коллекции.

Номинация «Музейный старт» предполагает частные инициативы?

Не только частные, но в любом случае некоммерческие. Чтобы поучаствовать в конкурсе по этой номинации, не обязательно создавать новый музей. Можно создать нечто новое внутри музея. Новое направление развития. Или, например, филиал на базе отдельно существующей коллекции. Или новый подход, связанный с развитием музея – например, у музея никогда не было отдела развития, не велась работа с донорами, не было сообщества друзей музея. По сути, музей сам объясняет, что нового он готов предложить. Но это однозначно не новая экскурсия и не лекторий: они- все-таки часть текущей деятельности.

Или, действительно, можно заявить создание нового музея. Это всегда хорошо.

С этого года общий объем грантовой поддержки существенно возрос. За счет чего это произошло?

Мы пересмотрели свой портфель и решили, что важно увеличить суммарный грантовый фонд наших четырех программ. Сейчас мы распределяем через разные конкурсы 75 миллионов рублей. Можно сказать, что мы изменили процентное соотношение статей нашего бюджета: решили, что нам важнее давать средства непосредственно музейным работникам. Оптимизирован сам процесс проведения конкурсов, теперь конкурсы проходят в один тур. Освободившиеся средства были переведены в грантовый фонд, для распределения между победителями конкурсов. Это связано с нашим пониманием того, что музейное сообщество изменилось: сегодня в фонд обращаются люди, которые, в целом, понимают, как оформлять проектные заявки, что такое бюджет проекта. Значит, отпала потребность в обучении в том виде, в котором мы проводили его раньше. Для тех, кому обучение необходимо, существуют другие формы поддержки: можно съездить на стажировку, пойти учиться в ГУ-ВШЭ, послушать открытые лекции… Благодаря перераспределению ресурсов фонд сможет поддержать больше проектов.

Какие глобальные планы фонд ставит перед собой на 2015-2016 годы?

Этот год будет пилотным: важно посмотреть, какие проекты мы получим по каждой из номинаций, как они будут реализованы. При необходимости – внести коррективы. В целом, мы настроены активно реализовывать то, что было начато, и двигаться дальше в этом направлении.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Мероприятия

Мероприятия

Проверь свои знания и приобрети новые

Посмотреть

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...



Опрос

Какие рекомендации по работе с результатами независимой оценки качества Вам более всего необходимы? Выберите несколько вариантов

  • Как обеспечить открытость и доступность информации об учреждении и его мероприятиях; 25.58%
  • Как повысить комфортность для посетителей в условиях ограниченного бюджета; 53.49%
  • Как расширить перечень услуг; 55.81%
  • Как формировать стоимость услуг; 46.51%
  • Как влиять на транспортную и пешую доступность к учреждению; 4.65%
  • Как организовать он-лайн продажу билетов и других услуг электронным способом; 32.56%
  • Как сократить время ожидания услуги; 4.65%
  • Как обеспечить доброжелательность, вежливость, компетентность работников учреждения; 34.88%
  • Как сделать эффективной полиграфическую продукцию; 34.88%
  • Какими способами повысить качество услуг. 60.47%
Другие опросы

Рассылка



© Актион-МЦФЭР, 2006–2016. Все права защищены.

Информация на данном сайте предназначена только для работников учреждений культуры.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-64930 от 24 февраля 2016г.


  • Мы в соцсетях
Сайт предназначен для работников учреждений Культуры!

Чтобы продолжить чтение статей на портале CULTMANAGER.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 900 статей
— 1500 ответов на вопросы
— видеосеминары
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы
— лучшие проекты в области культуры

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Справочник руководителя учреждения культуры»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Сайт предназначен для работников учреждений культуры!

Чтобы продолжить чтение статей на портале CULTMANAGER.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 900 статей
— 1500 ответов на вопросы
— видеосеминары
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы
— лучшие проекты в области культуры

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Справочник руководителя учреждения культуры»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль