Поддержка должна приходить туда, где меньше всего других источников помощи

266
В середине февраля Благотворительный фонд Елены и Геннадия Тимченко объявил о запуске Всероссийского конкурса проектов «Культурная мозаика малых городов и сёл». Конкурс поддержало Министерство культуры РФ, председателем жюри стал советник Президента РФ по культуре Владимир Ильич Толстой, оператором конкурса – Ассоциация менеджеров культуры...

В середине февраля Благотворительный фонд Елены и Геннадия Тимченко объявил о запуске Всероссийского конкурса проектов «Культурная мозаика малых городов и сёл». Конкурс поддержало Министерство культуры РФ, председателем жюри стал советник Президента РФ по культуре Владимир Ильич Толстой, оператором конкурса – Ассоциация менеджеров культуры. «Справочник руководителя учреждения культуры» побеседовал с генеральным директором Фонда Тимченко Марией Андреевной Морозовой о проектной и постоянной работе по поддержке культурных инициатив, потенциале российской глубинки – и о более практичных вещах: конкурсных процедурах и распределении грантового фонда. 

Мария Андреевна, что обратило внимание Фонда Тимченко на города и сельскую местность?

Можно сказать, что история существования и деятельности фонда навела нас на эту мысль. Дело в том, что на протяжении последних трех лет фонд занимался поддержкой старшего поколения, и это успело стать его визитной карточкой, флагманским направлением его деятельности, хотя потом появились и другие – такие, как поддержка спорта и приёмных семей. С самого начала мы приняли решение, что программы фонда будут работать в регионах России. В этом есть логика учредителей и команды фонда: нам кажется, что поддержка должна приходить туда, где меньше всего других источников помощи. Мы понимали, что, во-первых, существует крайне мало альтернативных источников поддержки, например, старшего поколения, и, во-вторых, на региональном уровне работает мало благотворительных фондов, тем более частных. Самым главным открытием для нас стало то, что в любом, даже в самом отдаленном и труднодоступном населенном пункте, есть люди, которые готовы менять к лучшему свою жизнь и жизнь всего местного сообщества. Но для того, чтобы эти люди и их идеи могли расти и развиваться, должны произойти два события. Во-первых, люди должны поверить, что есть кто-то, кто готов их поддержать. Кто-то, кому интересно и важно то, чем они занимаются. Во-вторых, должен быть механизм сотрудничества благотворителя и благополучателя, и здесь конкурс, с его открытой и коллегиальной процедурой отбора, является наиболее эффективным. Меня удивило, что очень часто конкурсантов радовал и вдохновлял даже не столько факт получения финансирования, сколько то, что их заметили и захотели поддержать. Что их дело оказалось важным и нужным кому-то еще. Именно это окрыляло их и позволяло развиваться. Фонд в первую очередь благодарили именно за это. А уже потом – за конкретную финансовую и консультационную помощь.

Работа в регионах – это не случайный выбор, а осознанная позиция. Мне кажется, это сегодня стало очевидно и на высоком государственном уровне – не случайно в программе Года культуры в России малые города и села выделены особо. О региональном развитии говорят все чаще. Существуют и успешно работают программы развития конкретных территорий. Это не может не радовать – общество, которое развивается только в нескольких десятках крупных городов, не может быть здоровым. Учитывая огромную территорию нашей страны, помня о том, что провинция всегда была источником и вдохновения, и традиционной культуры, тема возрождения российской глубинки становится еще более важной. Глубинка может и должна развиваться и в социальном, и в экономическом, и в культурном смысле. Возможно, именно культура должна стать первым эшелоном развития, за которым неизбежно потянутся все остальные. 

До проекта «Культурная мозаика малых городов и сёл» фонд уже имел опыт работы со сферой культуры, но это были проекты совсем другого типа: поддержка «Фонда Темирканова», программа «Шахматы в музеях», виртуальные филиалы Русского музея, реставрация Валаамского Спасо-Преображенского монастыря… Какими были Ваши первые впечатления от культуры на уровне деревень и сел?

Как я уже сказала, мы впервые столкнулись с проектами в сфере культуры, реализуя наши программы для старшего поколения. Я тогда обратила внимание на то, что многие предложенные проекты так или иначе связаны с культурой. Это могли быть и образовательные программы, и мероприятия досуговой сферы, и ландшафтно-экологические начинания... Из этого мы сделали вывод, что желание самореализоваться и посредством этого улучшить свою жизнь является неотъемлемой частью жизни любого человека, где бы он ни жил. И это особенно важно для труднодоступных территорий, удаленных от крупных городов – в них на самом деле мало или нет альтернатив «самодеятельности». Люди не избалованы какими-то другими возможностями. Иногда именно это подталкивает их придумать и создать нечто такое, что позволило бы им удовлетворить свои культурные потребности.

Жители удаленной деревни в Архангельской области сами создали театр на базе местного клуба. Они построили деревянную сцену, галерку, сами писали пьесы или использовали готовые произведения, репетировали… И именно театр, созданный на базе местного дома культуры, стал центром притяжения и источником культурной жизни для всей деревни.

Другой пример: в Ивановской области инициативная группа пожилых людей, собрав вокруг себя добровольцев из числа соседей, возродила березовую рощу, которая существовала еще во время войны и имела для местных жителей исторический смысл и ценность, а позже была практически уничтожена. Воссоздание культурного ландшафта и стало темой этого проекта.

 Эти и многие другие проекты объединяет огромное желание людей развиваться, делать свою жизнь красивее и интереснее. Проекты накапливались – и появлялось желание работать с ними системно. Мы поняли, что если есть запрос, мы должны попробовать поддержать подобные инициативы именно в глубинке. 

Вы начали работать со сферой культуры «снизу»  ̶ на уровне муниципальных образований. Сейчас инициативы обычно приходят «сверху»: Министерство культуры передает инициативу региональным органам управления культуры, а те, в свою очередь, доводят ее до сведения подведомственных учреждений, которые и работают «на местах». На Ваш взгляд, насколько сфере культуры подходит такая централизованная модель работы?

Мне сложно с полной ответственностью комментировать существующие систему управления культурой: я не государственный чиновник и не знаю всех нюансов. Мне кажется, что реформа местного самоуправления предоставила местным образованиям массу возможностей для самостоятельного принятия решения о своей деятельности. Возможно, эта свобода не всегда подкреплена финансовыми ресурсами. Может быть, это прозвучит слишком упрощенно, но мне кажется, что на уровне местного самоуправления должны встретиться содержательные и финансовые ресурсы. Мы говорим о культуре, но очевидно, что это касается и других сфер, в первую очередь, экономической и социальной. Людям, отвечающим за развитие культуры на местном уровне, понятнее и проще отвечать на запросы местного сообщества – они разбираются в них гораздо лучше, чем кто бы то ни было. При этом не стоит впадать в другую крайность и игнорировать каналы сотрудничества и обмена опытом, которые могут существовать между местными инициативами и более опытными организациями из крупных городов и других регионов. Думаю, в этом взаимодействии может зародиться живая почва для творчества и развития.

Возвращаясь к нашему конкурсу, мы были бы очень рады совместным партнерским проектам местных учреждений и инициативных групп с более опытными и ресурсными организациями: учреждениями федерального и районного масштаба… 

То есть, к примеру, если крупный муниципальный музей или филиал учреждения культуры по выходным показывает часть своей коллекции и демонстрирует свои программы в сельских домах культуры и библиотеках окрестных сел и деревень, то такой проект может претендовать на участие в конкурсе «Культурная мозаика…»?

Да, конечно! Единственное требование конкурса – проект должен быть реализован для малых городов и сел, независимо от того, кто является его автором и исполнителем. Сейчас можно использовать для этого самые разные возможности. Есть новые технологии, которые позволяют делать доступным то, что вчера было невозможно показать за пределами того же музея. Например, в рамках сотрудничества с Русским музеем фонд поддержал проект «Русский музей: виртуальный филиал», который предполагает размещение оцифрованных коллекций Русского музея в небольших городах. Подобную технологию можно было бы использовать в приведенном вами примере: «турне» можно повторить ограниченное количество раз, а постоянно действующие филиалы, куда в любое время могут прийти местные жители и посмотреть фильмы о деятельности музея, или принять участие в виртуальной экскурсии по его залам – это уже часть местной культурной жизни. В любом случае, мы будем очень рады таким взаимно обогащающим проектам и надеемся, что жюри их поддержит. 

Мы подошли к очень интересной теме – системности. Проект, каким бы долгосрочным он не был, имеет начало и конец. Есть количественные и качественные критерии его успешности. Проектную работу часто считают разрозненной и противопоставляют ее системной работе, которую каждый день ведут государственные и муниципальные учреждения культуры в рамках своей основной деятельности. Создание благоприятной почвы для развития инициатив на местном уровне – это системная или проектная работа? Если можно совместить, то как найти баланс между постоянной работой и проектами?

В рамках конкурса «Культурная мозаика малых городов и сёл» мы однозначно говорим о проектах. У каждого из них будут свои начало и конец. Но в каждом случае, начиная проект, мы думаем о его долгосрочном эффекте. Одним из критериев успешности проекта при его оценке является потенциал для долгосрочного развития. Иными словами, есть ли у данного конкретного проекта или концепции перспектива для дальнейшего самостоятельного развития? Это предусмотрено в положении о конкурсе «Культурная мозаика малых городов и сёл».

Второй крайне важный для фонда критерий оценки проектов – это постепенное привлечение местного софинансирования. Если у проекта есть поддержка местных меценатов или органов власти, или такую поддержку можно получить, значит, проект устойчив. По крайней мере, более устойчив, чем тот, который опирается только на разовое финансирование в рамках конкурса.

Важный эффект, который мы ожидаем от конкурса, ̶ это привлечение внимания общества к теме местной культуры. Неслучайно, кроме административного регламента конкурсных процедур, фонд вместе с партнерами проработал информационную кампанию, сопровождающую конкурс. Ее цель – обратить внимание на него на региональном и местном уровне, стимулировать поддержку культурных проектов, чтобы эта работа не заканчивалась после подведения итогов конкурса. 

Одним из критериев оценки конкурсного проекта обозначен медиаэффект. Что под ним понимается?

Это резонанс, который позволяет сделать тему проекта важной для всего сообщества. Только когда люди понимают, что это важно, они начинают в этом участвовать или хотя бы задумываться об этом. В данном случае речь идёт и о жителях, и о местных благотворителях, и об органах власти. 

Если мы говорим про развитие местных инициатив, то рано или поздно мы упираемся в конкретных физических лиц, от которых исходят эти идеи. Каким образом Вы бы рекомендовали участникам конкурса – юридическим лицам – аккумулировать вокруг себя местное сообщество и создавать «улей смыслов»?

Прелесть конкурса заключается в том, что идеи всегда первичны. Предполагается, что идея уже есть или только зарождается, а ресурсы требуются для ее поддержки. Речь не идет о том, что объявление конкурса должно запустить процесс производства идей. Мы можем поливать и удобрять то, что прорастает или уже растет. Талантливых и инициативных людей не нужно дополнительно мотивировать к творчеству. Им нужно организовать себя – или их нужно организовать для того, чтобы они заполнили проектную заявку. Мы постарались сделать ее максимально простой и понятной, чтобы не отпугнуть тех, кто может испугаться сложных бюрократических процедур.

В деревне и малом городе люди настолько хорошо знают друг друга, что информация распространяется быстро и совсем иначе, чем это происходит в крупных городах. Здесь дело и в доверии, и в заинтересованности, и давно существующих личных отношениях между людьми. На этом уровне несложно собрать инициативную группу. Может быть, проект, начавшийся как дело небольшой группы энтузиастов, постепенно вовлечет все сообщество. Может быть, кто-то из привлеченных участников проекта в следующем году придумает что-то свое.

Трудно быть демиургом, который пытается все заранее прогнозировать и режиссировать. Да и не нужно этого делать. Наша задача скорее состоит в том, чтобы подать сигнал: то, что вы делаете, важно и нужно, и мы можем это поддержать. 

Представим себе следующую ситуацию: недалеко от города вырос новый квартал или населенный пункт, в котором предусмотрено практически все – отличная планировка квартир, общественные пространства, спортивные площадки, стоянки, торгово-развлекательные центры… И нет ни одного учреждения культуры. От какой организации в таком случае может исходить инициатива в сфере культуры, которую можно было бы подать на конкурс?

На самом деле, от кого угодно! Например, от школы. Очень часто именно школа в совсем новых или, напротив, в депрессивных и неблагополучных населенных пунктах становится точкой роста и центром притяжения. В ней собираются все поколения: дети, родители и бабушки с дедушками. В школе есть местная интеллигенция в лице учителей. Если директор – неравнодушный и авторитетный человек, школа становимся местом творчества и реализации новых идей. Было бы желание. Поэтому фонд специально не выделяет типы учреждений и организаций – участников конкурса. Участником конкурса может стать любая организация, не подпадающая под ограничения. 

Как работа по конкурсу «Культурная мозаика малых городов и сёл» согласуется с работой по другим направлениям деятельности фонда?

Фонд работает по четырем стратегическим направлениям, и «Культура» ̶ одно из них. Уже произведена информационная рассылка об этом конкурсе нашим региональным партнёрам по другим проектам. Они могут принять в нём участие, если предложат проект, удовлетворяющий его условиям.

Партнерами фонда, кроме Ассоциации менеджеров культуры – центрального оператора и координатора в Центральном федеральном округе, – являются местные организации и ресурсные центры. С некоторыми из них мы уже работали в рамках других программ фонда, они хорошо понимают подходы и принципы нашей деятельности. Для нас они являются очень важным источником распространения информации и организации четкой работы на местах. Ну, и на вас тоже очень рассчитываем (улыбается). 

В рамках конкурса обозначены три номинации и указан общий грантовый фонд – 50 миллионов рублей. Каким образом он будет распределен между номинациями и проектами-лауреатами?

Нужно понимать, что для фонда первый конкурс – это разведка боем, и мы не знаем, какие предложения нам поступят, и даже сколько их будет. Возможно, мы увидим, что предложение проектов по одним номинациям превысит предложение по другим. Поэтому мы не готовы озвучивать точные прогнозы по этому критерию. Обратимся к положению о конкурсе: на каждый проект может быть выделено не более 700 тысяч рублей. Будут выявлены полуфиналисты на уровне регионов, из которых федеральное жюри сформирует список финалистов. Многое будет зависеть от того, какими будут эти проекты. Вероятно, будет сформирован единый список победителей без нумерации и «пьедестала почета». Важны не рейтинги, а то, что проекты финалистов смогут осуществиться.

Намерены ли Вы выявлять лучший конкурсный проект по итогам их реализации?

Пока не готова ответить на этот вопрос. Но могу сказать, что конкурс очень важен для получения качественной аналитики. Именно анализ результатов нашего первого конкурса, и, в том числе, результатов реализованных проектов, ляжет в основу стратегии развития этого направления. То, как мы будем работать в 2015 году, зависит от того, какие результаты мы получим в 2014 году и какие выводы из них сделаем.

Пока у нас нет определённых гипотез, которые хотелось бы проверить. Мы пытались делать гипотезы, когда только начинали работать с программой поддержки старшего поколения. Очень уважаемые эксперты говорили, что это маргинальная и непопулярная тема, и мы просто не получим заявки. В результате мы захлебнулись в потоке заявок. Жюри буквально умоляло увеличить грантовый портфель, чтобы сохранить интересные проекты. Ситуация повторяется из года в год, интересных и качественно проработанных проектов оказывается больше, чем мы рассчитываем. Поэтому я бы воздержалась от любых прогнозов относительно активности в малых городах и сёлах. 

Мария Андреевна Морозова

Генеральный директор Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко.

Родилась в Санкт-Петербурге.

Окончила Российскую академию театрального искусства (ГИТИС), с отличием окончила программу МВА Калифорнийского университета г. Хейворд (США), прошла обучение в Школе фондов CAF (программа для советников по вопросам частной и семейной филантропии и руководителей фондов).

С 1991 г. работала в банках и консалтинговых компаниях, специализируясь на
связях с общественностью и отношениях с международными финансовыми организациями.

С 2006 г. работает в некоммерческом секторе.

До Фонда Тимченко возглавляла представительство зарубежного благотворительного фонда Partners in Hope в России.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Мероприятия

Мероприятия

Проверь свои знания и приобрети новые

Посмотреть

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...



Рассылка




© Актион-МЦФЭР, 2006–2016. Все права защищены.

Информация на данном сайте предназначена только для работников учреждений культуры.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-64930 от 24 февраля 2016г.


  • Мы в соцсетях
Сайт предназначен для работников учреждений культуры!

Чтобы продолжить чтение статей на портале CULTMANAGER.RU, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Это займет всего 57 секунд. Для вас будут доступны:

— 900 статей
— 1500 ответов на вопросы
— видеосеминары
— множество форм и образцов документов
— бесплатная правовая база
— полезные калькуляторы
— лучшие проекты в области культуры

Вы также получите подарок — pdf- журнал «Справочник руководителя учреждения культуры»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×